Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Личности и авантюристы » Тайна рождения и смерти Константина Маяковского
Тайна рождения и смерти Константина Маяковского

Долгое время пытаясь разобраться не только в творчестве, но и в личной жизни Маяковского, я никак не предполагал, что внимательное изучение автобиографии, напечатанной в каждом издании и потому известной каждому школьнику, может привести к новой, неожиданной версии жизни поэта. Эта версия подтверждается некоторыми опубликованными документами, и если она будет принята и засвидетельствована другими исследователями, нам придется пересмотреть ставшие привычными взгляды на судьбу талантливейшего поэта советской эпохи.


"Бронзовое многопудье"


Тайна рождения и смерти Константина Маяковского

Дарования вундеркиндов почему-то чаще всего проявляются в искусстве. Один музицирует, другой гениально рисует. А кто видел вундеркинда-политика? Оказывается, и такое бывает.


Вы можете представить себе ребенка, который раньше научился говорить, чем ходить? В 4 года он уже бегло читал, в 5 - декламировал стихи Майкова, в 6 - играл в городки и удивлял окружающих своим остроумием. В 7 лет мальчик на равных общался со взрослыми. В 11 - изучал Гейне, а в 12 - штудировал труды Энгельса и Лассаля. Все это мы узнаем из воспоминаний родных Владимира Маяковского, а также из биографии, написанной им самим и помещенной во все собрания его сочинений.


Эта известная автобиография имеет название - "Я сам" и состоит из множества коротких главок. Некоторые содержат всего один-два абзаца.


Глава третья под названием "Главная": "Родился 7 июля 1894 года (или 93 - мнение мамы и послужного списка отца расходятся. Во всяком случае, не раньше)". С датой рождения, как видите, в автобиографии имеется маленькая путаница: но "не раньше"! Заметим это.


Читаем дальше. Мальчику уже 11 лет, он созрел для революционной деятельности. Глава "1905 год" повествует: "Не до учения. Пошли демонстрации и митинги. Я тоже пошел".


Что он читает в это время? Об этом мы узнаем из следующей главы - "Социализм": "Речи, газеты. Читал запоем. Первая: "Долой социал-демократов". Вторая: "Экономические беседы". Меня ввели в марксистский кружок. Стал считать себя социал-демократом. Лассаль у меня перепутался с Демосфеном. Говорю речи, набрав камни в рот".


Дальновидный поступок - красноречие ему пригодится для публичных выступлений. А пока идет 1906 год.


Следующая главка - "Гимназия": "Перевелся в 4 класс. Единицы, слабо разноображиваемые двойками. Под партой - "Антидюринг".


Следующая глава автобиографии так и называется - "Чтение". Мальчику 12 лет. "Беллетристики не признавал совершенно. Философия. Гегель. Естествознание. Но главным образом марксизм. Нет произведения искусства, которым бы я увлекся более, чем "Предисловием" Маркса. Помню отчетливо ленинскую "Две тактики".


Из главы под названием "Партия" узнаем: "1908 год. Вступил в партию РСДРП (большевиков). Пропагандист. На общегородской конференции выбрали в МК (Московский комитет партии Лефортовского района. - Ю.З.). Звали "товарищ Константин".


Как тут не прийти в смущение: в14 лет - член подпольного комитета! Неужели опытные подпольщики, прошедшие школу царских тюрем и каторги, доверили руководство партийной ячейкой юному мальчику?


Из главы "Арест" выясняется: "29 марта 1908 года нарвался на засаду в Грузинах. Наша нелегальная типография. Ел блокнот. С адресами и в переплете. Выпустили на поруки. Вышел. С год - партийная работа. И опять кратковременная сидка. Взяли револьвер".


Это уже серьезно. Простым внушением не отделаешься.


Далее - глава "11 бутырских месяцев". Расшалившийся юноша арестован в третий раз. О своем пребывании в тюрьме он пишет: "Важнейшее для меня время. После трех лет теории и практики - бросился на беллетристику. Обрушился на классиков. Байрон, Шекспир, Толстой. Последняя книга - "Анна Каренина". Не дочитал. Ночью вызвали "с вещами по городу". Меня выпустили. Должен был (охранка постановила) идти на три года в Туруханск. Во время сидки судили по первому делу. Виновен, но летами не вышел. Отдать под надзор полиции и под родительскую ответственность".


Понятно. Пожалели царские сатрапы человека, не ломать же жизнь 14-летнему подростку... Тем более что и сам он вовремя одумался, о чем мы узнаем из главы "Так называемая дилемма": "Вышел взбудораженный. Те, кого я прочел, - так называемые великии. Но до чего же нетрудно писать лучше их. У меня уже и сейчас правильное отношение к миру. Только нужен опыт в искусстве. Где взять? Я - неуч. Я должен пройти серьезную школу.


Если остаться в партии - надо стать нелегальным. Нелегальным, казалось мне, не научишься. Перспектива - всю жизнь писать летучки... Если из меня вытряхнуть прочитанное, что останется? Марксистский метод. Но не в детские ли руки попало это оружие?


Разве революция не потребует от меня серьезной школы? Я прервал партийную работу. Я сел учиться".


Сразу всем стало спокойнее - и охранке, и бедной матери. Ведь, судя по документам Охранного отделения, ей пять раз пришлось вытаскивать несовершеннолетнего проказника из лап полиции. Да еще следователи и тюремный врач не хотели верить законной метрике. Они, видите ли, уверяли, что мальчику не 14, а все 19 - 20!


Сколько усилий стоило матери доказать, что ее сын просто выглядит старше своих лет. Но справилась, убедила. А главное, сын образумился, пошел учиться живописи, стал писать стихи и превратился в знаменитого поэта.


А когда Маяковскому для собрания сочинений понадобилась автобиография, он написал ее. Вот цитата из последней главы "1928 год": "Пишу поэму "Плохо". Пьесу и мою литературную биографию. Многие говорили: "Ваша автобиография не очень серьезна". Правильно. Я еще не заакадемичился и не привык нянчиться со своей персоной".


Прошло 70 лет со дня трагической смерти поэта. Он давно "заакадемичен" потомками, и даже "бронзовое многопудье", вопреки его воле, украшает одну из московских площадей. И только теперь пришло время попытаться прочитать не отполированную до хрестоматийного блеска биографию, а подлинно трагическую жизнь поэта, и понять загадку его смерти.


Правда от лукавого


Тайна рождения и смерти Константина Маяковского

Факты биографии изложены Маяковским достаточно правдиво. Только в главном - в дате своего рождения - поэт слукавил. Отсюда и пошла вся путаница.


В карточке Московского охранного отделения указана почти та же, что и в автобиографии, дата - 7 июня 1893 года. К карточке приложены фотографии - в фас и профиль, а также в полный рост, где Маяковский снят в папахе и гимназической шинели. Почему советские исследователи творчества поэта верили, что на этих снимках ему только 14 лет?


Но в автобиографии Маяковский указал 1894 год. Если сопоставить факты биографии с этой датой, становится несложным проследить, в каком девственном возрасте кипела его революционная деятельность.


Почему же поэт допустил неправду, за которой и потянулось правдиво-лживое перечисление множества фактов? Как он сам не догадался, что его легендарная биография будет выглядеть не очень серьезно? И почему на это не обращали внимания исследователи его творчества?


Много лет эта загадка казалась мне неразрешимой. Однако тщательное исследование опубликованных документов и известной автобиографии позволили сделать неожиданный вывод: великий поэт вынужден был всю жизнь жить под чужим именем.


В 1958 году в серии "Литературное наследство" должны были выйти два тома, посвященных жизни и творчеству Маяковского. Успел выйти только один - 65-й том (набор следующего, 66-го тома был рассыпан), но и он до широкого читателя не дошел - сразу после опубликования его объявили политической ошибкой Академиздата и изъяли из библиотек и полок магазинов. Но некоторые книжки сумели просочиться к читателю и сейчас являются библиографической редкостью.


В этом томе литературовед Владимир Федорович Земсков обнародовал документы Московского охранного отделения о революционной деятельности Маяковского.


В дате рождения юного революционера, указанной в карточке охранки, Земсков не сомневался. Однако этой дате не поверил тюремный врач Хорошевский, осматривавший 27 мая 1908 года Маяковского. Он оставил заключение, оспаривающее указанный в карточке возраст. Этому не поверил и следователь Руднев, который вел дело. Для выяснения истинного возраста арестованного был даже послан запрос на Кавказ, который неожиданно подтвердил указанный подследственным возраст.


Но как же тогда объяснить опрометчивость старых подпольщиков, доверивших мальчику ответственную работу?


Земсков излагает историю привлечения Володи к революционной деятельности. В конце 1907 года Маяковский познакомился со студентом-подпольщиком Вегером, который предложил якобы 13-летнему мальчику заменить парторга Лефортовского района Москвы, уезжающего в Петербург. На Сокольнической конференции Владимир был введен в состав МК. Однако Земсков оговаривается, что эти сведения не подтверждаются документами и основаны лишь на мемуарных данных.


Далее идут подлинные документы охранки, из которых следует, что Маяковский 29 марта 1908 года был арестован с пачкой прокламаций в подпольной типографии РСДРП.


Следователь Вольтановский принял решение привлечь арестованного в качестве обвиняемого "за участие в сообществе, состоявшемся для учинения тяжкого преступления", то есть свержения царского самодержавия. Маяковскому грозила 8-летняя каторга. Но 9 апреля, то есть через 11 дней, он был выпущен под подписку о невыезде.


Первый арест не пошел молодому революционеру впрок, и 11 января 1909 года он был снова арестован. На этот раз у него находят огнестрельное оружие - пистолет. Вместе с ним на квартире Маяковских арестовывают и подпольщиков, проходящих по делу о подкопе под Таганскую тюрьму. Маяковскому снова грозит ссылка, но 27 февраля его почему-то опять отпускают на свободу.


2 июля 1909 года Маяковский попал в засаду на квартире старого подпольщика Морчадзе, бежавшего из ссылки и живущего по чужому паспорту. Морчадзе организовал побег политкаторжанок из Новинской тюрьмы. На очной ставке трое из арестованных беглянок узнали в Маяковском участника организации побега.


Однако охранка предложила не привлекать его к суду, обещая без шума выслать преступника в Нарымский край.


Владимир-Константин


Тайна рождения и смерти Константина Маяковского

В тюрьме Маяковского, как надежного товарища, избрали старостой. Выделившись из арестантской массы, заключенный стал вести себя вызывающе. Он разгуливал по коридору, требовал доступа в камеры, обзывал часовых холуями. Почему же молодой революционер так откровенно бравировал своим положением?


19 сентября 1909 года состоялся суд по первому делу Маяковского, связанному с подпольной типографией. Адвокат Лидов пишет: "Маяковский внешне бравировал деланным безразличием. Подсудимый Трифонов получил 6 лет каторги, а для Маяковского неожиданно прозвучало: "Признать действовавшим без разумения и отдать на попечение родителей".


Естественно, что советский литературовед Земсков не мог понять логики властей, каждый раз освобождавших непокорного революционера. Он связывал это лишь с юным возрастом арестованного.


Далее события развивались следующим образом: обрадованная Александра Алексеевна на следующий день обратилась в суд с просьбой о выдаче сына, но ей ответили, что он все же подлежит высылке в Нарымский край. Убитая горем мать спешно выехала в Петербург хлопотать о сыне у министра внутренних дел. И снова добилась поворота в его судьбе. Дело о высылке Маяковского было прекращено, и 9 января 1910 года его освободили из-под стражи.


Странная ситуация. За полтора года тюремных разбирательств множество подпольщиков, связанных с юным бунтарем, получили немалые сроки, а ему все сходило с рук. Как это объяснить?


Сам Земсков говорит о том, что в следственном деле Маяковского явно отсутствуют некоторые документы. Кто их изъял? И какие сведения они могли содержать? Об этом нетрудно догадаться. Из архива Охранного отделения после революции их изъяли чекисты. А чтобы объяснить, почему это было сделано, вернемся к событиям 1905 года.


К революционным идеям брата приобщила сестра Людмила. Об этом Маяковский пишет в автобиографии: "Приехала сестра из Москвы. Восторженная. Тайком дала мне длинные бумажки. Нравилось: очень рискованно. Стихи и революция как-то объединились в голове".


В это время Кутаиси, где жила семья Маяковских, был центром революционных волнений в Грузии. В стычках и демонстрациях принимали участие гимназисты-старшеклассники. Не мог остаться в стороне и Маяковский. В октябре 1905 года в городе было объявлено военное положение. Стали проводиться аресты, многие гимназии закрыты. Тревога за сына, а также необходимость обучения дочерей вынудили Александру Алексеевну переехать из Кутаиси в Москву. Молодого смутьяна здесь никто не знал.


Александра Алексеевна - в надежде, что сын в Москве прекратит игры в революцию, - вручила ему метрику своего младшего сына Владимира, действительно родившегося в 1893 году и умершего в трехлетнем возрасте. Таким образом, старший брат Константин, родившийся в 1888 году, стал носить имя младшего.


Установить подлинное имя поэта помогает нам и здравый смысл. Как могли назвать первого ребенка молодые родители? Скорее всего, ему дали имя кого-то из почитаемых родных. Самым уважаемым в семье был Константин Константинович, запорожский казак, дед мальчика по отцу. Так и назвали первенца. А как известно, подпольная кличка Маяковского была "товарищ Константин".


Смещение сроков возраста на пять лет сразу ставит на места все события, изложенные в автобиографии. Сам Константин-Владимир, конечно, знал, сколько ему лет, но сказать правду о своем возрасте, как и прекратить связи с революционерами-подпольщиками, не мог. Почему?


Скорее всего, это произошло потому, что во время одного из арестов молодого бунтаря (но все же не 14, а 18 - 19 лет) сломали. "Товарища Константина" сделали агентом царской охранки. Вот почему он уходил от наказания.


Можно не сомневаться, что документы, изъятые чекистами из Охранного отделения, содержали именно эти сведения о Маяковском.


Это обстоятельство стало главной причиной трагической судьбы великого поэта.


Почему Маяковский никогда не улыбался


Тайна рождения и смерти Константина Маяковского

К 1917 году Маяковский был уже известным в стране поэтом-футуристом. Всем сердцем принявший революцию, он с приходом новой власти попал из огня в полымя: на основании документов, обнаруженных в архиве охранки, чекисты получили возможность манипулировать молодым поэтом и, конечно, воспользовались этим. Маяковскому предложили стать секретным агентом ЧК - ГПУ.


Как могли развиваться дальнейшие события?


Когда Маяковский узнал о находке чекистов, он понял драматизм создавшейся ситуации и попросил отсрочки решения. Он поделился своей бедой с матерью, которая не раз выручала его. Александра Алексеевна предложила сыну обратиться за индульгенцией к Ленину. Поэт добивался свидания с вождем через Марию Ильиничну Ульянову, но встреча не состоялась. После инсульта, произошедшего 10 марта 1922 года, Ленин был в тяжелом состоянии, и к нему никого не допускали.


О предложении чекистов Маяковский рассказал Лиле Брик, которая постаралась успокоить его, сказав, что они с мужем Осипом давно сотрудничают с органами, считая это почетным делом. Похоже, именно Брик вводила нового агента в курс дела, так как в 1922 году сопровождала его в поездке по Латвии, Эстонии и Германии, знакомя с нужными для работы людьми. А в 1924-м, по словам профессионального разведчика Анатолия Днепрова, Маяковский уже активно сотрудничал с органами.


Как же использовало ГПУ своего агента? Для ответа на этот вопрос следует вспомнить, как в начале 1920-х годов разворачивалась борьба за власть в кремлевском ареопаге.


В присутствии Ленина в 1922 году состоялся XI съезд партии. Пленум ЦК избрал Сталина генеральным секретарем. До него центральной фигурой в правительстве республики был Лев Троцкий. Он являлся организатором Красной армии и занимал пост председателя Реввоенсовета. Естественно, что руководство ЧК - ГПУ, как военизированной организации, поддерживало политику лидера.


После своего избрания Сталин немедленно стал интриговать против Троцкого. В руководстве партии, как и в руководстве ГПУ, начался раскол. В подковерной борьбе за власть Сталину удалось взять верх, и Троцкий был смещен с высокого поста. В органах ГПУ сторонники Троцкого не сумели сразу сориентироваться в обстановке и поначалу поддерживали Льва Давыдовича...


Несмотря на то что Соединенные Штаты официально не признавали Советскую республику, Троцкий надеялся получить поддержку Запада. Сам он до революции долго жил в Америке. У него было немало друзей в Еврейском социалистическом движении.


Для связи с американскими влиятельными кругами из России был направлен Склянский - первый заместитель Троцкого по Реввоенсовету. Для содействия миссии Склянского, а также для пропаганды социалистических идей ГПУ решило отправить в Америку и Маяковского.


В это время поэт находился в Париже. Неожиданно с ним стали происходить странные вещи. Сначала его как бы случайно сбила машина. Затем в номере гостиницы у него украли все деньги и паспорт (по другим источникам, паспорт все-таки сохранился). Французская полиция отказалась искать вора.


В стечении этих фактов можно было предположить козни противников троцкистского руководства ГПУ, противодействующих американской поездке Маяковского, но поэт, видимо, не догадывался об этом. Российское торгпредство и посольство возместили потери, и через Кубу и Мексику он добрался-таки до США.


Советских эмиссаров Склянского и Маяковского принимал друг Троцкого Исай Хургин, председатель Амторга. Гостеприимный хозяин предоставил им убежище в своем доме, но миссия посланцев не удалась. Вскоре после встречи Хургин и Склянский погибли при загадочных обстоятельствах. Возможно, в целях конспирации они отправились побеседовать на озеро и утонули, катаясь в лодке в безветренную погоду.


Маяковский был потрясен гибелью товарищей. Только тут он начал понимать, что Сталин стал играть решающую роль в политике Кремля и теперь может дотянуться куда угодно. Поэт поспешил вернуться в Москву.


После разгрома троцкизма сменилось руководство ГПУ, начались чистки. Маяковский оказался в еще более сложном положении - его могли привлечь за сотрудничество и с царской охранкой, и с троцкистами.


Тяжкий груз своего нелепого положения поэту пришлось нести всю оставшуюся жизнь. Мы не знаем ни одной фотографии улыбающегося Маяковского. В 1929 году, незадолго до гибели, в редакции "Огонька" он горестно сокрушался: "Мне надо было пойти к Ленину. Мама была права, как никто на свете".


Маяковский был известнейшим в стране поэтом, но новое руководство отвернулось от него. На юбилейную выставку, посвященную 20-летию творческой работы, никто из членов правительства не пришел. Нервы поэта были напряжены до предела. Бесконечные ссоры с руководством ЛЕФа, неудачи в личной жизни, а главное, необходимость постоянно носить маску, скрывать свое прошлое, подорвали его силы. Слишком многим стала мешать могучая фигура поэта.


Последним толчком для Константина-Владимира Маяковского стала несчастливая любовь к Веронике Полонской. Но к смерти поэт был уже готов - посмертную записку он написал за два дня до рокового выстрела.


Грядущие люди!
Кто вы?
Вот - я,
Весь
Боль и ушиб.
Вам завещаю я
Сад фруктовый
Моей великой души.


Юрий ЗВЕРЕВ


-------------------------------------------------------
Источник: «Секретные материалы 20 века» № 14(167)
(5.00)
Просмотров: 3696

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus