Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Личности и авантюристы » Роман императрицы
Роман императрицы

Речь пойдет об одной из самых строго оберегаемых тайн дома Романовых. Николай I собственноручно сжег после смерти жены своего брата Александра I дневники, письма и другие ее личные бумаги. Николай II запретил великому князю Николаю Михайловичу - известному историку, автору фундаментального труда о жизни и царствовании Александра Благословенного - публиковать главу, посвященную роману Елизаветы Алексеевны и кавалергарда Алексея Охотникова. Но текст запрещенной главы сохранился. Дошли до нас и мемуары современников. Кроме того, недавно был обнаружен чудом сохранившийся дневник императрицы. Поэтому более-менее достоверно эту давнюю историю можно восстановить. Хотя и не без предположений, версий, сопоставлений косвенных свидетельств и фактов.


Амур и Психея


Роман императрицы

21 мая 1793 года в большой церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге состоялось обручение великого князя Александра Павловича и баденской принцессы Луизы-Марии-Августы, накануне перешедшей в православие и именовавшейся теперь Елизаветой Алексеевной. Обмен кольцами помогала совершать сама великая бабушка жениха - императрица Екатерина II. Принцу де Линю "Семирамида Севера" сказала: "Психея соединилась с Амуром".


Чуткий царедворец Гаврила Державин тут же откликнулся на событие стихотворением:


Амуру вздумалось Псишею
Резвясь поймать,
Опутаться цветами с нею
И узел завязать...


Бракосочетание состоялось 9 октября того же года. Молодому мужу не исполнилось к этому моменту и шестнадцати, а его нежной супруге пятнадцати лет. Устроившая этот брак императрица тут перещеголяла свою предшественницу Елизавету Петровну. Та женила племянника - будущего Петра III - когда ему было семнадцать, а его супруге - будущей Екатерине II - шестнадцать лет. Та отобрала новорожденного сына Павла у родителей и опекала его сама, и Екатерина старших внуков растила и воспитывала при себе и на свой вкус. Когда ей доложили, что Александр стал проявлять интерес к противоположному полу, она вызвала к себе облеченную особым ее доверием фрейлину, и поручила ей обучить великого князя "махаться". Параллельно российским послам в германских княжествах предписали озаботиться поиском среди немецких принцесс невесты, подходящей для любимого внука царицы. Выбор пал на баденскую Луизу - одну из красивейших (портреты не врут) и умнейших женщин того времени.


О блондинах и брюнетах


Французская портретистка Элизабет Виже-Лебрен так вспоминала о первой встрече с Елизаветой Алексеевной: "Ей казалось не более 17 лет, черты лица ее были тонки и правильны, а самый склад его восхитительный; прекрасный цвет лица не был оживлен румянцем, но по белизне своей соответствовал его ангельски кроткому выражению. Пепельно-белокурые волосы ниспадали на шею и лоб. Она была в белой тунике, небрежно перевязанной поясом на талии, тонкой и гибкой, как у нимфы".


Первым на эту красоту положил глаз последний фаворит Екатерины II Платон Зубов, о котором говорили, что у него лицо красивое до наглости. Внук пожаловался бабушке, та, видимо, сделала своему любовнику внушение, после чего он избавил великую княгиню от своих ухаживаний.


Александр был увлечен своей женой, но продолжалось это недолго. Довольно быстро супруги стали лишь друзьями. Потом был долгий период, когда Елизавета жила в императорских дворцах, как мышь, покинутая мужем и придворными, за исключением нескольких близких друзей. И лишь в последние годы жизни Александра I его и жену вновь связали дружеские узы.


В мае 1799 года Елизавета родила девочку, нареченную Марией. Когда младенца показали дедушке императору Павлу, тот спросил гувернантку Александра графиню Ливен: "Мадам, верите ли вы, что у блондинки жены и блондина мужа может родиться ребенок брюнет?" Шарлотта Карловна философски ответствовала: "Государь, Бог всемогущ!"


Отцом ребенка молва считала князя Адама Чарторыжского - польского аристократа, близкого друга великокняжеской четы, черноглазого и черноволосого. Императорский двор и, конечно же, сам Павел I еще помнили печальную историю его первого брака с тетушкой Елизаветы Алексеевны Августой-Вильгельминой-Луизой, ставшей в России Натальей Алексеевной. Там тоже была большая дружба - с князем Андреем Разумовским. После смерти первой жены Павла при родах "добрая" матушка Екатерина II показала безутешному сыну любовную переписку, не оставлявшую сомнений, кто же был отцом так и не родившегося и погубившего мать ребенка Натальи Алексеевны.


Косвенным свидетельством адюльтера служит и холодность, с которой Александр относился к малютке-дочери. Красноречивы и сохранившиеся дневники Чарторыжского времен Венского конгресса (1815 год), когда князь Адам и Елизавета Алексеевна встретились после долгой разлуки.


"Чувства утратили свой пыл, но еще сохранили достаточно сил". "Я грустен и несчастлив, как давно не был... Сила этого увлечения достойна удивления... когда время, удаленность, необходимость стереть чувства и препятствия сами могли погасить его, собственная сила превозмогла все".


Маленькая Мария прожила лишь год. Она умерла летом 1800-го, похоронена в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры.


Великий князь Александр Павлович нашел утешение в объятиях красавицы Марии Антоновны Нарышкиной, урожденной княжны Святополк-Четвертинской, то есть, по иронии судьбы, тоже особы польского рода. Она якобы родила от Александра двух дочерей (одна умерла во младенчестве, другая - Софья - в возрасте шестнадцати лет). Впрочем, вольное обращение Марии Антоновны с мужчинами не способствует установлению отцовства ее детей. У историков есть основания предполагать, что и Александр Павлович по каким-то физическим причинам не мог иметь потомства.


Вздохи на скамейке


Роман императрицы

"Суб. 14 (февраля 1803 года). Вечер в Собрании. День примечательный. Как только мы вошли и уселись на банкетках, входит Vosdu и дружески приветствует какого-то человека, стоявшего с несколькими другими драгунскими офицерами, светлая тесьма и фиолетовый воротник, затем он обвел в высшей степени безразличным взглядом весь ряд дам, в котором сидела и я, но, кажется, меня не заметил, а если и заметил, это для меня вовсе не лестно, раз я произвела на него так мало впечатления, однако я чувствовала некоторую радость оттого, что видела его, а он при этом и не догадывался, что я его вижу. Когда я во второй раз на него поглядела, он заметил меня, ибо наши глаза встретились..."


"Очень плохо. Три первых недели со слезами, архиплохие. Я полагала все конченным, но в воскр., 8 марта, идя к обедне, увидела его, вид потерянный, волосы в беспорядке, избегал императора, когда я выходила, Vosdu пытался смотреть на меня, стоя за группой камергеров и затем в Кавалергардском зале..."


"Во время прогулки ничего. После обеда я случайно глянула в окно диванной комнаты на набережную, когда он проезжал, он не мог меня видеть, я заметила только его плюмаж и узнала коляску. Он смотрел в сторону набережной, но это мгновение произвело во мне извержение вулкана, и часа два потом кипящая лава заливала мое сердце..."


"Утром долго гуляла понапрасну. Потом... увидела на мосту коляску с двумя из ихних. Чувствую, что Vosdu там был. Дождь задержал нас... Выходя, я сначала заметила его в другом конце сада, потом, подойдя к желтым воротам, увидела, как он выходит. Благоразумный слуга объявил, что подана карета, от которой я отказалась. Я сделала малый круг, и мы увидели Vosdu на скамейке, открытой всем ветрам, все еще бледного. Роза (собачка) подошла и обнюхала его..."


"Пасхальной ночью, воскр. 5 (апреля 1803 года), по дороге в церковь очаровательный взгляд, говорящий, как никогда, глаза сияли, в них выражалось беспокойство остаться незамеченным. Удовольствие, впервые его глаза как будто говорили: "Ах, я вновь вижу вас - а вы разве меня не видите?" Наконец, взгляд, внесший бурю смятение в мое сердце. Этот язык глаз был столь ясен, что он не мог не думать того, о чем глаза говорили..."


"Понедельник, 15, Петергоф. На обратном пути встретила совсем рядом с Каменным островом его в карете, красавец, красавец Vosdu, влюблена безумно!"


Это фрагменты из дневника, который московские историки Ольга Эйдельман и Екатерина Лямина, давшие пространное интервью радио "Свобода", приписывают императрице Елизавете Алексеевне. Очень похоже на правду. Кто скрывается под непереводимым псевдонимом Vosdu, понятно - скорее всего это Алексей Охотников. Из дневника явствует, что роман, который приписывают 1805-1806 годам, на самом деле развивался раньше. Нынче трудно представить себе такой романтизм - годы ушли на взгляды и вздохи. Как мы испортились, однако.


Серенады не звучали


В 1804 году на балу Мария Антоновна Нарышкина подошла к императрице Елизавете и сообщила ей о своей беременности. На фоне придворных слухов выходка была вполне красноречива - намек на отцовство Александра I. В то же время, по воспоминаниям княгини Долгоруковой о своей подруге, будущей тещи Александра Сергеевича Пушкина: "В молодости Наталья Ивановна являлась при дворе и по красоте своей была замешана в какую-то историю: в нее влюбился некто Охотников, в которого была влюблена императрица Елизавета Алексеевна, так что тут была ревность..."


Выше мы уже упоминали, что после смерти Елизаветы Николай I сжег все ее бумаги, связанные с Охотниковым. Но перед этим император предоставил возможность прочесть дневники и письма своей супруге Александре Федоровне, которая тоже вела дневник, куда и записала не только свои впечатления, но и цитаты.


"Если бы я сама не читала это, возможно, у меня оставались бы какие-то сомнения. Но вчера ночью я прочитала эти письма, написанные Охотниковым, офицером-кавалергардом, своей возлюбленной, императрице Елизавете, в которых он называет ее ma petite femme ("моя женушка"), mon amie, ma femme, mon Dieu, ma Elise, je t'adore ("мой друг, моя жена, мой Бог, моя Элиза, я обожаю тебя") и т.д. Из них видно, что каждую ночь, когда не светила луна, он взбирался в окно на Каменном острове или же в Таврическом дворце, и они проводили вместе 2-3 часа. С письмами находился его портрет, и все это хранилось в тайнике, в том самом шкафу, где лежали портрет и памятные вещи ее маленькой Элизы (вторая дочь Елизаветы Алексеевны. - И.Т.) - вероятно, как знак того, что он был отцом этого ребенка".


Еще несколько цитат из писем Охотникова, записанных в дневник императрицей Александрой (естественно, на французском языке, мы приводим эти фрагменты в переводе на русский): "Дорогая Элиза, позволь мне дать тебе один совет, а вернее, не откажи в небольшой просьбе: не меняй время твоей прогулки, это может показаться странным и встревожит императора. Вспомни, что он тебе говорил намедни". Заметим, что Александр I отбыл из Петербурга к армии в сентябре 1805 года. Значит, цитируемое письмо относится к более раннему времени.


"Не беспокойся, часовой меня не видел, однако я поломал цветы под твоим окном".


"Если я тебя чем-то обидел, прости - когда страсть увлекает тебя целиком, мечтаешь, что женщина уступила бы нашим желаниям, отдала все, что более ценно, чем сама жизнь".


И, заметьте, все эти ночные визиты через окно происходят не где-то там в Севилье или Мадриде, а в дождливом Петербурге. Правда, и в Каменноостровском и в Таврическом дворце парадные покои расположены в бельэтаже, так что проникновение в спальню императрицы не требовало особых физических усилий. К тому же караул во дворцах несли лейб-гвардейцы, в том числе и кавалергарды, оставшиеся в столице - основная часть их убыла на фронт (война с Наполеоном, Аустерлиц, читай первый том "Войны и мира" Льва Николаевича Толстого).


"Я гибну - кончено - о Дона Анна!"


По законам жанра романтическая история просто обязана закончиться трагически. Так и вышло. Алексей Охотников умер. Правда, не очень понятно как. Имеются две версии.


Версия первая - романтическая. Однажды вечером в октябре 1806 года на выходе из петербургского Большого театра Алексей Охотников был ранен ножом в спину. При этом, обращаясь к товарищу, вроде бы сказал: "Быстро экипаж, я знаю, кто меня ударил; пусть не радуется своей победе! Отвезите меня домой, моя рана не должна быть серьезной, я смогу жить".


По доставлении его на квартиру, несмотря на запрет врача, Охотников якобы встал с постели, чтобы написать некое письмо некой особе, в силу чего потерял много крови и стал с медицинской точки зрения безнадежен.


Впрочем, прожил он еще несколько месяцев, и умер в январе 1807-го. Заказ на убийство красивого кавалергарда приписан брату императора Александра I Константину, который, согласно этой версии, тоже неровно дышал при виде императрицы Елизаветы.


Версия вторая - реалистическая. И в цитировавшемся дневнике Елизаветы Алексеевны, и в иных документах значится, что Охотников был болен чахоткой. Собственно, его прошение об увольнении со службы, поданное в октябре 1806-го, в качестве причины и указывает "за имеющейся в нем грудной болезнью". Великий князь Константин Павлович оказался привязан к этой истории лишь потому, что по получении прошения Охотникова об отставке распорядился выяснить "действительно ли он к службе неспособен, а что по тому окажется, мне донести".


Судя по не очень достоверным свидетельствам, императрица Елизавета Алексеевна больного навестила. Похоже на правду. Похоронили не слишком родовитого и богатого дворянина Охотникова на привилегированном Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. На могиле установлен сохранившийся поныне памятник в виде скалы, на которой находится выполненный из мрамора ствол разбитого молнией дуба и фигура (тоже мраморная) плакальщицы, черты лица которой напоминали современникам облик Елизаветы Алексеевны. Памятник дорогой. Родственникам кавалергарда он был явно не по карману.


В отставку Охотников подал в октябре 1806-го, а в ноябре императрица родила девочку, крещенную под именем Елизаветы (прожила полтора года, умерла в 1808-м, похоронена, как и первая дочь императрицы, в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры, посещая в монастыре могилы дочерей, Елизавета Алексеевна могла, не привлекая внимания, навещать и могилу Охотникова).


Голоса из прошлого


Император Александр I скончался в ноябре 1825 года в Таганроге, куда прибыл якобы из-за грудной болезни жены, которой доктора рекомендовали теплый морской климат. Императрица Елизавета пережила мужа на полгода и скончалась в мае 1826-го в городе Белеве (нынешняя Тульская область). Архивы жены "кочующего деспота" (по Пушкину таков Александр I), и оставшиеся в Зимнем дворце в Петербурге, и находившееся при ней во время последнего путешествия, были изучены Николаем I и уничтожены, дабы скрыть обстоятельства, порочащие покойную императрицу. Но отголоски все равно до потомков донеслись. Тут и дневники Александры Федоровны, которые мы выше цитировали, тут и воспоминания Вилламова - секретаря вдовы Павла I Марии Федоровны, - она рассказала ему о неверности невестки, тут и найденный недавно дневник самой Елизаветы Алексеевны, тут и воспоминания ее подруги фрейлины Варвары Головиной, тут и, наконец, тайная глава исследования великого князя Николая Михайловича о царствовании Александра I. Действительно, тайное все равно становится явным. Интересно, что сама императрица Елизавета Алексеевна, судя по всему, не хотела всей этой таинственности. Она показывала свои дневники Головиной и Карамзину, хранила письма, сувениры, напоминавшие об Охотникове... Что это? Попытка мести? Наивность? Великая любовь? У этих загадок отгадок нет. Судите сами.


Как бы там ни было, согласитесь, история красивая. Тема для исторического романа. Наверное, кто-то ей воспользуется. Пусть. Доза романтики среди нашей нынешней - прагматичной до цинизма - жизни не помешает...


Кавалергардский полк, гвардии кирасирский полк, развернут в 1800 году из кавалергарского корпуса (с 1724 года почетная конная стража императоров). Дислоцировался в Санкт-Петербурге (казармы на Шпалерной и Захарьевской улицах). Впервые участвовал в сражении под Аустерлицем (1805), где своими действиями спас от разгрома отступавшую пехоту. За отличие в Отечественной войне 1812 года награжден Георгиевскими штандартами. В заграничных походах 1813-1814 годов особенно отважно действовал в сражении у Фер-Шампенауза. Кавалергардский полк считался одним из наиболее привилегированных полков гвардейской кавалерии. Являлся обязательным участником всех парадов, придворных торжеств и церемоний при дворе. Офицеры полка, как правило, выходцы из самых знатных и богатых дворянских семей. Служба в полку создавала предпосылки для успешной карьеры и по военной, и по гражданской линии. В разное время в полку служили декабристы Иван Анненков, Михаил Бестужев-Рюмин, Сергей Волконский, Михаил Лунин, Артамон Муравьев, Михаил Орлов, Захар Чернышев. Во время восстания 14 декабря 1825 года полк, офицеры которого сочувствовали декабристам, атаковал их "без усердия", чем вызвал недовольство Николая I. Расформирован в начале 1918 года.
(Энциклопедический справочник "Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград", 1992 год, "Советский энциклопедический словарь", 1989 год).


Князь Адам-Ежи (Адам-Юрий Адамович) Чарторижский (1770-1861), представитель влиятельного польского аристократического рода, получил домашнее образование, дополненное путешествиями по Европе. В 1792 году принимает участие в военных действиях против русских. После конфискации имений Чарторижских в результате второго раздела Польши вместе с братом Константином отправляется в Петербург ко двору Екатерины II, дабы ходатайствовать о снятии с поместий ареста. В столице империи ему помогает князь Николай Васильевич Репнин - давнишний друг матери Чарторижского (по некоторым свидетельствам, "князь Адам был плодом его связи с ней"). Великая императрица приняла князя при своем дворе милостиво (зачислила его в придворный штат), мечтавший о польской независимости аристократ становится близким другом внука царицы великого князя Александра ("образованный и ловкий поляк умел в то же время приобрести доверие и супруги его, великой княгини Елизаветы Алексеевны"). По восшествии на престол императора Павла близкий к наследнику Чарторижский отправлен посланником в Сардинию. После воцарения Александра князь Адам возвращается в Петербург, входит в "негласный комитет", готовивший для России либеральные реформы ("дней Александровых прекрасное начало"). В 1804-1806 годах возглавляет российское министерство иностранных дел. Постепенно, как и другие соратники императора Александра в первые годы его царствования, отстраняется от государственных дел. Позднее во время восстания 1830 года князь Адам возглавляет польское национальное правительство, его даже прочат в будущие короли Польши. Но восстание подавлено, и Чарторижский эмигрирует во Францию, где, проживая в "Отеле Ламбер", руководит эмигрантстким сообществом, более-менее деятельно мечтающим о независимости Польши.
(См. "Русские портреты XVIII и XIX столетий", изданные великим князем Николаем Михайловичем в 1905-1909 годах).


Штаб-ротмистр лейб-гвардии Кавалергардского полка Алексей Яковлевич Охотников (1780-1807) происходил из небогатого и не слишком знатного дворянского рода Землянского уезда Воронежской губернии. Службу начал сенатским регистратором. В 1801 году в чине эстандарт-юнкера поступает на военную службу в Кавалергардский полк, в 1802-м произведен в корнеты, далее следует чин поручика, в 1804-м назначен полковым казначеем, в марте 1806-го - штаб-ротмитср, в том же году в ноябре уволен в отставку по болезни, скончался 30 января 1807 года, похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.
(См. "Императрица Елизавета Алексеевна", Деляра Исмаил-Заде, "Олма-пресс", 2002 год).


Великий князь Константин Павлович (1779-1831), второй сын императора Павла I, бабушка Екатерина II предполагала, что он станет императором восстановленной Византийской империи, в кормилицы ему назначили гречанку, которая измальства обучала Константина греческому языку. Воспитывался вместе со старшим братом Александром под контролем императрицы Екатерины II. В 1796 году вступил в брак с принцессой Юлианой Генриеттой Ульрикой Саксен-Заальфельд-Кобургской, поименованной в православном крещении в Анну Федоровну. Брак случился неудачный, через пять лет после свадьбы великая княгиня навсегда покинула Россию. Константин участвовал во многих военных походах. Управлял Царством Польским. После расторжения первого брака женился в 1820 году на графине Иоанне (Жаннете) Грудзинской, получившей титул светлейшей княгини Лович. Брак был явно неравнородным и требовал отречения великого князя от прав на престол, что Константин и сделал. Но манифест о передаче прав наследования трона не был обнародован, из-за чего во многом и случилась коллизия, которой воспользовались в декабре 1825 года заговорщики, вошедшие в историю как декабристы. Правление Константина в Польше закончилось восстанием 1830 года. Через несколько месяцев великий князь заразился холерой и умер в июне 1831 года. Похоронен в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге. Княгиня Лович пережила мужа на считанные недели. Она скончалась в Царском Селе, где и была похоронена в католической церкви Святого Иоанна Крестителя. Законнорожденных детей Константин не оставил (из внебрачных известен Павел Константинович Александров, дослужившийся при Александре II до звания генерал-лейтенанта).
(См. "Русские портреты XVIII и XIX столетий", изданные великим князем Николаем Михайловичем в 1905-1909 годах).


Игорь ТЕПЛОВ


-------------------------------------------------------
Источник: «Секретные материалы 20 века» № 20(147)
()
Просмотров: 2442

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus