Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Личности и авантюристы » Везунчик Леня
Везунчик Леня

Стало забываться, какой она была - пресловутая эпоха застоя. История оказалась благосклонна к Брежневу. После катаклизмов, вызванных демократическими реформами, его правление уже кажется не застоем, а покоем. А сам Брежнев -милым стариком, впавшим на старости лет в маразм, но не причинившим никому вреда.


«ОН ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ, И ЭТО ЗНАЮТ ВСЕ!»


Везунчик Леня

Конечно, этот «выдающийся государственный деятель» эпохи социализма был, как и все мы, лишь человеком со своими проблемами, болезнями, слабостями. Было общеизвестно, что Леонид Ильич любит целоваться. И вся страна целовалась, во всяком случае, «руководящая» ее часть: от членов политбюро до секретарей райкомов и председателей колхозов. А еще Брежнев любил голубей и на даче держал голубятню. Любил собак, особенно немецких овчарок. Был ярым болельщиком ЦСКА. Время от времени вдруг начинал заботиться о своем здоровье, пытался бросить курить. Даже завел «спецпортсигар» с вделанным в него счетчиком. Каждый час особый механизм подавал по одной сигарете, а в остальное время он был закрыт.


Брежнев был бы неплохим дядькой, будь он нашим соседом по даче. Но беда в том, что он оказался руководителем огромной страны, которая уже находилась на пределе своих возможностей и начинала задыхаться. Его слабости могли быть вполне простительными, если бы он не был лидером огромной ядерной державы. А престиж лидера - это престиж страны.


КГБ и пропагандистский аппарат ЦК как могли поднимали имидж генерального секретаря: от безудержного восхваления в газетах и по телевидению до научно-технических разработок, над которыми трудились НИИ и лаборатории. Ученые умы бились над разработкой особой системы для телеоператоров - как и с каких точек снимать Брежнева. Установили специальные перила для выхода на трибуну. Срочно занялись созданием специальных (вроде эскалаторов в метро) трапов для самолетов и подъемных лестниц для водружения руководства СССР на Мавзолей. Всю страну усадили за изучение литературного творчества ген-секретаря. «Малая Земля» стала чем-то вроде сталинского «Краткого курса». Правда, настоящими авторами были другие писатели и журналисты, но за «самоотверженную» литературную деятельность благодарили Леонида Ильича. «Малая Земля», «Возрождение» и «Целина» принесли «автору» Ленинскую премию. Эти книги издавались миллионными тиражами. Еще одна, последняя, о завоевании космоса, была уже набрана в журнале «Новый мир», но «великий писатель» умер, и набор рассыпали. А жаль -это был памятник эпохи.


НА ИГЛЕ


Безмерная лесть, ордена, премии, подарки - это было мелочью по сравнению с тем, что всегда находились «добрые друзья», снабжавшие Брежнева сильнодействующими таблетками, хотя все знали, что ему это строжайше запрещено: у Брежнева была непредсказуемая реакция на снотворное, он буквально отключался. Окружение Брежнева, можно сказать, посадило его на иглу, потому что сильнодействующее снотворное было для него тем же наркотиком. «Врачам с каждым годом становилось все труднее поддерживать в Брежневе даже видимость активного и разумного руководителя. Его нервная система была настолько изменена, что даже обычные успокаивающие средства являлись для него сильнодействующими препаратами.


Все наши попытки ограничить их прием были безуспешны ми, благодаря массе «доброжелателей». Были среди них и Черненко, и Тихонов, и многие другие. И это притом, что по нашей просьбе Андропов предупредил их всех об опасности применения любых подобных средств Брежневым», -вспоминал академик Чазов.


Беда еще и в том, что генсека невозможно было спрятать за Кремлевской стеной. Брежнева приходилось «предъявлять» хотя бы в тех случаях, когда он должен был ставить свою подпись под международным документом. Бывший французский президент Валери Жискар д'Эстен очень колоритно описал свои переговоры с Брежневым в 1974 году. «В 15 часов - первое послание: Генеральный секретарь спрашивает, нельзя ли перенести переговоры на 18 часов. Я даю согласие. В 16.15 - новое послание: господин Леонид Брежнев хочет отдохнуть. Нельзя ли назначить переговоры в 18.30? Передаю свой ответ: «Если мы хотим, чтобы y нас было достаточно времени для переговоров, откладывать их начало явно нежелательно». Отворяется дверь. Брежнев движется мне навстречу. Он ступает нерешительно и нетвердо, словно на каждом шагу уточняет направление движения. Теплая встреча... Я вижу, с каким усилием он произносит слова. Когда его губы двигаются, мне кажется, я слышу постукивание размякших костей, словно его челюсти плавают в жидкости... Его ответы банальны, но звучат справедливо. Я понимаю, что он предпочитает не выходить за рамки знакомых ему тем... Внезапно Брежнев встает и направляется к выходу. Как только делает первый шаг, перестает замечать присутствие других людей. Главное- контролировать направление движения...»


Он стал быстро угасать примерно с середины 70-х, становясь развалиной, живым трупом. Академик Чазов - главврач ЦКБ - все больше превращается в политика. Он становится членом ЦК партии, и вообще во внешней и внутренней политике государства чем дальше, тем большую роль начинает играть «медицинский фактор». В октябре 1979 года Брежнева пришлось «вывозить» на празднование 30-летия ГДР.


И такое положение дел высшее руководство страны устраивало. Дела шли своим обычным чередом. Брежнев превращался в свадебного генерала. Все чаще он жил и «работал» где-нибудь на даче, показывали его только в случаях крайней необходимости. Проходили партийные съезды, на которых под «бурные и продолжительные аплодисменты» говорили об успехах мировой системы социализма и успехах советского народа. А страна, словно вместе со своим дряхлеющим руководителем, теряла силы. Угасала.


Сельское хозяйство хирело. На валюту закупали хлеб. В год 60-летия Октябрьской революции Совет Министров выделяет из бюджета деньги для закупки 11,5 миллиона тонн зерна. Но этого оказалось мало, потребовалось еще 10 миллионов тонн. В записке, обосновывающей это, так и говорится: «Дополнительная закупка зерна позволит, хотя и не в полной мере, удовлетворить потребности сельского хозяйства».


Усиленно разрабатывались газовые и нефтяные месторождения Западной Сибири -это был чуть ли не единственный стабильный источник поступления валюты в страну. И она тут же уходила на Запад для оплаты зерна, дефицитного у нас ширпотреба и на поддержание «дружественных партий» и «мирового коммунистического движения». Только в Ленинграде и Москве можно было купить колбасу и мясо, что-то приличное из одежды и обуви. А остальная страна ездила в столицу «отовариваться».


Брежнева и в лучшие времена не считали интеллектуалом , но за десять лет, пока был генсекретарем в здравом уме, он сумел все и всех расставить по своим местам, все уравновесить, всех удовлетворить. Его окружение могло враждовать, не доверять друг другу, интриговать по-мелкому. Но никто не решался это равновесие разрушить. Чем сильнее деградировал Брежнев, тем большей «заботой и вниманием» окружали его «соратники», тем больше красивых слов произносили о его незаменимости и «огромном вкладе» в дело марксизма-ленинизма. Потакали маленьким слабостям и капризам. Одна такая «маленькая слабость» выразилась в 200 медалях, блестевших на маршальском мундире генерального секретаря.


СДЕЛАЙТЕ ГЕНСЕКУ ПРИЯТНО...


Леонид Ильич закончил войну генерал-майором, «отвоевав» заурядным штабным политруком - замначальника политуправления Южного фронта, а затем начальником политотдела 18-й армии. В его записных книжках нет пометок о совершенных подвигах, но есть такие: «Заместителя начальника 2-й воздушной дивизии следует привлечь к партийной ответственности за мародерство и исключить из партии. Срок - 1 декабря». Или: «Беседовал с товарищем Мех-лис - разрешил забрать коммунистов из заградотрядов».


По странной логике, сложившейся в советскую эпоху, именно партийный лидер - генеральный секретарь - автоматически становился и Верховным главнокомандующим. Поначалу Брежнев скромно оставался в прежнем генеральском звании и с прежними наградами. Но по мере того как его положение улучшалось, приблизительно с 1975 года он начинает намекать Министерству обороны, мол, трудящиеся обращаются к нему с вопросом: «Как же так, Верховный главнокомандующий в звании всего лишь генерал-лейтенанта? Общественность этого не понимает...»


В 1976 году Министерство обороны ходатайствует перед ЦК о присвоении генеральному секретарю и Верховному главнокомандующему маршальского звания. Но это было только начало... Шикарный маршальский мундир генсека смотрелся пустым по сравнению с его «сослуживцами» -боевыми маршалами Жуковым, Рокоссовским, Коневым. И начался звездопад...


Героем Социалистического Труда он стал еще при Хрущеве, а свергнув Хрущева, добился награждения себя Звездой Героя Советского Союза. Ему тогда исполнялось 60 лет, и в кабинете Суслова состоялся примечательный разговор: «Через неделю 60-летие Леонида Ильича. Я предлагаю ему присвоить звание Героя Советского Союза. Генсеку будет приятно...» Это происходило в 1966 году. А потом генсеку «делали приятно» в 1976, 1978, 1981 годах - чем дальше, тем меньше времени требовалось Брежневу для того, чтобы совершить очередной «великий подвиг» и стать «героем»... Какой-то чудак написал в Кремль письмо с предложением учредить звание Героя коммунистического труда. Говорят, что это письмо от Леонида Ильича скрыли -чтобы не соблазнять старика. И все-таки был случай, когда старика «обидели»...


ОПЕРАЦИЯ «ФАВОРИТКА»


Леонид Ильич, пока здоровье позволяло, посматривал на женщин. И время от времени в его аппарате появлялись на весьма высоких должностях симпатичные особы. Его последняя пассия - это особая история...


Угасание Брежнева началось не сразу. В 1968 году на политбюро шло бурное обсуждение: наблюдать, как будут развиваться события в Чехословакии, или показать всему миру кузькину мать, чтоб другим неповадно было. И вдруг у Брежнева нарушилась дикция, появилась слабость. Он даже прилег на стол, что-то бормоча, словно во сне. Заседание прервали, немедленно вызвали медпомощь. И удивленные врачи поставили диагноз: передозировка снотворного. Посоветовали просто дать человеку выспаться. Через три часа генсек проснулся. Заседание продолжили как ни в чем не бывало.


Но срывы происходили все чаще. Брежнев не выдерживал нагрузок. Стала слабеть память, ухудшилась дикция. Этим стали пользоваться. «Доброхоты» тайком передавали ему снотворное, запрещенное врачами категорически. Кто по доброте душевной, а кто и корыстно. В это время Леонида Ильича полностью взяла в руки шустрая медсестра. А началось с малого - она взялась лечить генерального секретаря от бессонницы. Брежнев уже стал сдавать - легко утомлялся, не мог работать, но и отдохнуть не мог - ночью мучила бессонница. Простые средства не действовали, а более сильные врачи отказывались назначать. Разбитная дамочка доставала ему снотворное, а поскольку была миловидна, стала для него «большим другом». Она не собиралась делать политическую карьеру и не претендовала на какие-то высокие должности, но получила с «дорогого Ильича» сполна - квартиру в престижном цековском доме, материальный достаток, «звезды» мужу на погоны (за короткий срок он дослужился до генерала)... Большего она и не хотела. Но становилась все бесцеремоннее. Даже позволяла себе выпады против Виктории Петровны, жены Брежнева. Правда, и здравого смысла ей хватало, не зарывалась. Однако возроптали члены политбюро.


Брежнев много времени проводил в охотничьих владениях в Завидово. Какие-то вопросы обсуждались на охоте, туда же возили на подпись и бумаги. Самое подходящее время для обсуждений - «заседание» за охотничьим столом. Брежнев приглашал на застолья и «любимую женщину». Первыми возмутились Подгорный и Полянский: это безобразие - медсестра сидит за одним столом с членами политбюро и обсуждает государственные дела. Чтобы урезонить зарвавшуюся фаворитку, пришлось обращаться к всесильному шефу КГБ Андропову. Дело действительно было непростое: Брежнев ничего не хотел слышать о дурном влиянии дамочки, даже разговаривать с ним на эти темы запрещал.


Выдворение медсестры превратилось в настоящую боевую операцию. Для начала престарелого вождя убедили, что тяжелая и трудоемкая работа по подготовке к XXV съезду требует от него большой ответственности и соблюдения режима. Брежнев нисколько не сомневался, что он нужен партии. На этом и сыграли. Ему предложили уехать в Завидово и сосредоточиться на работе. И главное: строго ограничить число посетителей. Чтобы ничто и никто не отвлекал. Он должен беречь себя «для партии и народа» и соблюдать режим дня и предписания врачей. А для медсестры составили специальный рабочий график, чтобы она уже больше «не совпадала» с Леонидом Ильичом...


Медбарышня закатила скандал с истерикой и заявила, что не уедет, пока не простится с Леонидом Ильичом. Охрана -офицеры КГБ - стала ломать голову, как обставить прощание, чтобы дамочка не припала к плечу любимого генсека и, рыдая, не рассказала, как ее тут обижают. Придумали. Вместе с Леонидом Ильичом во двор вышла толпа помощников, охранников и прочих лишних свидетелей. Едва «любимая женщина» подошла к Брежневу и заговорила, с ней дружно стали прощаться, желать счастливого пути и говорить «до свидания». Из охраны кто-то сказал, что машина уже пришла... Это было грустное зрелище. Так у дитя малого отбирают красивую, но опасную игрушку...


РЯДОВАЯ КРЕМЛЕВСКАЯ СЕМЬЯ


Но надо сказать, что похождения «жизнерадостного главы» на его семье никак не отражались. Виктория Петровна сквозь пальцы смотрела на шалости красавца-мужа. И он относился к жене с уважением и даже нежностью. Еще когда-то, при первой встрече, назвал ее Витей, так она для него и осталась Витей и Витюшей. Леонид Ильич умел быть галантным мужчиной и дома, он всегда приходил с цветами. Без всякого повода или праздничной даты. Виктория Петровна без него обеда не начинала, а обедал он всегда дома. И гостей предпочитал к себе затащить, а не в гости ходить. Это была дружная, счастливая семья. Обыкновенная, даже по своей сути - мещанская, с тихими домашними радостями и неизбежными огорчениями. Его семья была среднестатистической - жена Виктория Петровна, дочь Галина и сын Юрий. Ну, еще жена Юрия - Людмила. И внуки: у Галины - дочь Виктория и сыновья Юрия - Леонид и Андрей. Еще в разное время несколько мужей Галины - Юрий .Милаев, Игорь Кио, Юрий Чурбанов. Но у Брежневых были многочисленные братья и сестры, а у тех — свои жены, мужья, дети и внуки. И весь этот клан нуждался в помощи и поддержке «самого». Для одного такого родственника - Беляка - было даже создано специальное министерство - машиностроения для животноводства и кормопроизводства. Высокое положение хозяина в чем-то стало их бедой. Сын спился. Вокруг Брежневых всегда крутились доброхоты, которые под водочку становились друзьями - так проще решать свои вопросы. А Юрий не умел говорить «нет». Но он пил тихо. Вот дочь любила покуролесить. Она тоже спилась. Впрочем, это было не такое уж редкое явление среди золотой молодежи. Спились сыновья Сталина, Ворошилова, Андропова.


ОХОТА ЛУЧШЕ НЕВОЛИ


Когда семейные проблемы становились неуправляемыми, Брежнев просто сбегал из дома. Он оставался в своем рабочем кабинете в Кремле даже в выходные дни. Для него был специально построен и отделан кабинет на третьем этаже основного здания. Другим местом спасения стало для Брежнева охотничье хозяйство в Завидово. Охоту он любил, даже разговоры о ней доставляли ему удовольствие. И этой слабостью тоже умело пользовались. Ружей дарили - без счета, в его коллекции было около ста прекрасных дорогих экземпляров. Что это была за охота, рассказал Крючков.


«Наблюдал я охоту впервые, и она мне запоминалась на всю жизнь. Охотники заняли места и изготовились к стрельбе... Егеря тем временем начали выгонять фазанов, которые буквально сотнями стали вылетать из зарослей, многие из них тут же падали камнем, сраженные меткими выстрелами. Брежнев палил вовсю! С ним рядом находился порученец, для того чтобы перезаряжать ему ружья. Леонид Ильич, отстреляв в очередной раз, не глядя, протягивал пустое, еще дымящееся ружье порученцу и принимал от него новое, уже заряженное. А бедные фазаны, которых до этого прикармливали несколько дней, все еще продолжали волнами лететь в сторону охотников. Эта бойня прекратилась лишь с наступлением темноты».


Охота для Брежнева была делом святым, а насколько серьезным - можно судить по наградам, которыми отмечен трудовой путь и боевые заслуги его егерей. Главному егерю он присвоил звание генерала и наградил вновь учрежденным орденом «За службу Родине» всех трех степеней. Егерь даже стал первым кавалером этого ордена! В Министерстве обороны были шокированы, но отказать не смели. Чтобы хоть как-то соблюсти приличия, наградные документы на егеря оформили за номером 10, чтобы не стыдно было смотреть в глаза тем, кто служил Родине, не только гоняя зайцев в охотничьих угодьях. А по льготам, кстати сказать, егерь и его зам, прошедший тот же «боевой путь», были приравнены к Героям Советского Союза.


КОГДА СВИТА ИГРАЕТ КОРОЛЯ


Везунчик Леня
Последняя зарубежная поездка

Последние годы жизни Брежнева академик Чазов описал так: «Уверовал в свою непогрешимость, окруженный толпой подхалимов, не встречая не только сопротивления, но и видимости критики, он переложил на плечи своих помощников по политбюро ведение дел, полностью отмахнулся от наших рекомендаций и стал жить своей странной жизнью. Жизнью, которая складывалась из 10-12 часов сна, редких приемов делегаций, коротких, по 2 часа, заседаний политбюро один раз в неделю, поездок на любимый хоккей, присутствия на официальных заседаниях. Я не помню, чтобы застал его за чтением книги или толстого журнала... Вновь, как и раньше, при малейшем психоэмоциональном напряжении, а иногда и без него, он начинал употреблять успокаивающие средства, которые доставал из разных источников».


Врач бил тревогу, посылал в политбюро записки о состоянии здоровья лидера государства, впадавшего в маразм. Но постоянно слышал ответ: «Надо делать все, чтобы в этом положении поддерживать Леонида Ильича, - это вопрос стабильности партии и государства». Заседания политбюро продолжались 15-20 минут, больше Брежнев не мог высидеть. Черненко заранее договаривался, чтобы сразу после постановки вопроса звучала реплика «все ясно», и работа продолжалась дальше. Была и другая дежурная фраза: «Товарищи работали, предварительный обмен мнениями был, специалистов привлекли. Есть замечания?». Брежневу давали в руки уже готовый текст, он зачитывал — и сакраментальный вопрос: «Согласимся с мнением Леонида Ильича?»...


* * *

Брежнев умер 10 ноября 1982 года. 7-го стоял на Мавзолее, отметил годовщину Октябрьской революции. На следующий день съездил на «охоту» - посмотрел, как стреляли его егеря... Завершал человек все свои дела на грешной земле...


О его смерти объявили лишь на следующий день. Но народ уже все знал: 10 ноября, в День советской милиции, не было знаменитого концерта всех звезд. А министр МВД, поздравляя милиционеров, ни разу не вспомнил «дорогого Леонида Ильича» - примета верная...


12, 13, 14 и 15 ноября был объявлен траур, а в день похорон отменили занятия в школах, предписали погудеть в заводские гудки и произвести орудийные залпы. Были устроены пышные похороны, но вряд ли страна искренне скорбела о своем руководителе: его /ход слишком затянулся...


Умер он тихо, спокойно, во сне, хотя всю жизнь страдал от бессонницы...


Ольга ЛЕБЕДЕВА


-------------------------------------------------------
Источник: «Секретные материалы 20 века»
(2.00)
Просмотров: 2780

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus