Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Это интересно » Бриллиантовое дело
Бриллиантовое дело

Сегодня весь мир восхищается ювелирными изделиями фирмы Карла Фаберже. Придворный ювелир императора Николая II и короля Швеции был богатейшим человеком, а потому иногда становился объектом посягательств преступного мира.


Всемирно известная ныне фирма ведет свое начало с небольшой ювелирной мастерской и лавки, основанной Густавом Фаберже в 1842 году на Морской улице в Петербурге. В 1870 году семейное дело возглавил его сын — Карл Фаберже, который в 1880 году основал крупную ювелирную фирму. Им были открыты филиалы в Москве, Одессе, Киеве и Лондоне. С 1885 года Фаберже становится поставщиком Двора Его Императорского Величества, а в 1911 году получает звание придворного ювелира.


Ювелирные изделия с клеймом фирмы Фаберже высоко ценились как в России, так и за рубежом, стоили очень дорого, а потому всегда было немало охотников получить их бесплатно путем кражи или мошенничества. Один из таких случаев произошел в феврале 1902 года в славном городе Киеве.


Англичанин Гибсон был близким родственником одного из руководителей московского филиала фирмы Фаберже и поэтому пользовался его неограниченным доверием. Вначале 1902 года в Киеве должна была состояться ярмарка, и фирма, не имевшая там еще своего филиала, решила принять в ней участие. Для этого она послала туда своего представителя в лице мистера Гибсона. Получив в одесском филиале фирмы драгоценности, в основном бриллиантовые изделия на сумму около 180 тысяч рублей, Гибсон прибыл в Киев и устроил свой офис в так называемом контрактном доме, где во время ярмарки заключались договора и подписывались контракты. Тогда это называлось «выехать на контракты».


Время, отведенное «на контракты», быстро пролетало, однако дела у мистера Гибсона шли скверно — драгоценностей было продано совсем немного, и поэтому он пребывал в дурном настроении. «В чем причина неудач?» — размышлял Гибсон. То ли его подводило плохое знание русского языка, то ли незнание местного рынка, а вернее, отсутствие информации о людях, способных купить у него баснословно дорогие изделия фирмы. Ведь человеку с улицы бриллианты не продашь: нужны серьезные рекомендации, имя, авторитет, известность, наконец. После долгих раздумий мистер Гибсон решил воспользоваться услугами прессы, поместив в киевских газетах объявление с предложением купить у него залежавшиеся бриллиантовые изделия в кредит (что по условиям «контрактов» допускалось). Очень уж не хотелось Гибсону возвращаться в Москву с невыполненным поручением.


Успех не заставил себя долго ждать — уже через несколько дней в офис Гибсона явились два человека, некие господа Николай Черный и Иосиф Иоффе. Они отрекомендовались биржевыми маклерами и пообещали помочь Гибсону в его беде — подыскать ему состоятельных покупателей. Обаятельные и словоохотливые маклеры, как оказалось, знали «весь Киев» — владельцев доходных домов, заводов и фабрик, имений и пароходов. Все эти люди обладали солидными капиталами, были известны, авторитетны, что полностью соответствовало представлению Гибсона о солидных покупателях. Черный и Иоффе предложили англичанину подобрать покупателей, но не бесплатно, разумеется, а за определенный процент от сделки, на что обрадованный ротозей тут же согласился. Стоит ли говорить, что господа Черный с Иоффе никакими маклерам не были, а являлись ловкими мошенниками.


Первым они привели к Гибсону «богатого помещика» Альбина Дыновского, который набрал у него драгоценностей на 27 434 рубля и выдал за них свой вексель со сроком погашения в два месяца. За ним последовали другие «состоятельные» и «известные всему Киеву» лица, которым представитель фирмы Фаберже без всяких сомнений вручил бриллиантовые изделия на многие тысячи рублей под ничем не обеспеченные векселя. Через две недели таких «торгов» драгоценности у Гибсона закончились, и он со спокойной душой и чувством выполненного долга за «удачно проведенные» сделки укатил в Одессу.


Прошел месяц, и киевские ювелиры с удивлением обнаружили, что в городе неизвестно откуда появилась масса высококачественных изделий из драгоценных металлов, которые продавались буквально за бесценок в ломбардах, всевозможных лавках и даже из-под полы! Полиция тоже обратила внимание на этот факт и взяла его на заметку, недоумевая, откуда у подчас почти нищих людей могли появиться такие дорогие вещи.


Неожиданно в конце марта 1902 года из Житомира поступило известие об ограблении местного ювелирного магазина, откуда было похищено драгоценностей на довольно крупную сумму. Теперь ситуация разъяснилась — решили полицейские. Появившиеся в Киеве в огромном количестве сокровища несомненно имели житомирское происхождение! Сложив два и два, начальник киевской сыскной полиции рудой 1 апреля 1902 года лично выехал в Житомир для расследования этого дела.


Вскоре в поле его зрения попал местный житель, совершеннейший бедняк, Абрам Хает. При обыске у него нашли весьма крупные бриллианты стоимостью в 4 000 рублей. На строгий вопрос начальника сыскной полиции, откуда у него такое богатство, Абрам совершенно спокойно ответил, что он на совершенно законном основании купил их у представителя фирмы Фаберже в Киеве, и предъявил соответствующую квитанцию!


Озадаченный Рудой решил проверить заявление Абрама Хаста и немедленно послал запрос в московскую контору фирмы Фаберже — не продавали ли они вышеуказанному лицу драгоценности? Ответ из Москвы еще больше озадачил сыщика — да, продавали в кредит, и срок оплаты векселя еще не наступил. Тогда Рудой бьет очередную телеграмму в Москву, в которой сообщает, что Абрам Хает — бедняк, почти нищий человек, и никакие векселя оплатить не в состоянии ни через месяц, ни через Два, вообще никогда! Как ему могли продать в кредит столь дорогие вещи?!


После такого известия в Москве поднялся настоящий переполох, и для выяснения обстоятельств дела в Киев срочно были командированы присяжный поверенный Архипов и главный бухгалтер Ярке. Заручившись поддержкой местных властей и прокуратуры, они начали проверку деятельности мистера Гибсона в этом городе. Тем временем полиция приступила к поиску мошенников и расследованию «бриллиантового» дела.


Из документов незадачливого англичанина следовало, что у него приобрели драгоценности более десятка лиц. Помимо уже упоминавшегося Дыновского, некий Константин Тромчинский «купил» у него бриллиантов на 6 650 рублей, Владимир Зейферт — на 4 064 рубля, Абрам Хает — на 8 115 рублей, Самуил Митницкий — на 13 385 рублей, Пинхус Гольбарт отоварился на 6 590 рублей, господин Мешбейн набрал ювелирных изделий на 12 960 рублей, Леопольд Дуб — на 8 345 рублей и так далее.


Ни один их этих покупателей не был богатыми человеком, все они являлись темными дельцами и проходимцами. Правда, в эту компанию попало и несколько обычных граждан, соблазнившихся бриллиантовой халявой. Некоторым из мошенников драгоценностей, выманенных у Гибсона, показалось мало. Обнаглевшие Тромчинский и Зейферт даже посылали в Одессу запросы с просьбой прислать им еще драгоценностей! Последний, например, хотел иметь бриллиантовые серьги в 27 карат и брошь за 12 000 рублей!


Пока московские представители фирмы Фаберже устанавливали сумму ущерба, полиция принялась за аресты подозреваемых. Первым был задержан Николай Черный. На вырученные деньги (а они с Иоффе брали с подставных покупателей от трети до половины суммы деньгами или драгоценностями) он снял роскошную дачу на берегу Днепра и спокойно пожинал там плоды своих «трудов праведных». При обыске у него нашли три сберкнижки на 2 385 рублей, несколько векселей на 12 000 рублей и часть драгоценностей. Кроме этого, Черный купил себе еще и квартиру в престижном районе Киева со всей мебелью, записав ее на имя жены.


Арестовали также и Иосифа Иоффе. У него обнаружили несколько квитанций городских ломбардов на заложенные драгоценности на 12 000 рублей. На первых же допросах мошенники сознались во всем. Дело у них было поставлено на широкую ногу. Сначала они водили к Гибсону своих мало-мальски знакомых проходимцев, выдавая их за киевских богачей, а потом набирали людей прямо с улицы! Согласившихся на сомнительную сделку лиц, не имевших соответствующего внешнего вида, они вели в самый фешенебельный магазин готового платья, где покупали им одежду — фраки, шляпы, панталоны и тому подобное.


Через несколько минут какой-нибудь оборванец превращался в солидного «помещика» или «сахарозаводчика». Тщательно проинструктированный аферистами, одетый с иголочки, с моноклем в глазу и цилиндре на голове, босяк производил на доверчивого Гибсона потрясающее впечатление, и он с удовольствием вручал ему бесценные вещи Карла Фаберже. Полученные драгоценности немедленно продавались за бесценок или закладывались в ломбарды под пятую часть подлинной стоимости. Например, одно драгоценное колье, ценой в 10 000 рублей, было заложено всего за 2 000, деньги были получены, и никто его обратно выкупать не собирался. Часть драгоценностей была раздарена аферистами своим женам и любовницам.


Выяснив механику мошенничества, московские представители фирмы Фаберже Архипов и Ярке кинулись по ломбардам выкупать заложенные аферистами вещи. Некоторые из случайных покупателей во избежание скандала вернули драгоценности или уплатили за них деньги. Кое-что было найдено при обысках у «покупателей», а часть исчезла бесследно вместе с «помещиками» и «пароходовладельцами». Всего было возвращено в кассу фирмы 98 976 рублей из 180 000 утерянных. Для выкупа из ломбардов вещей фирмы они потратили более 15 000 рублей.


Попутно при расследовании «бриллиантового» дела вскрылись и другие факты мошенничества, совершенные героями этой аферы. Все те же Дыновский и Тромчинский, оказывается, в 1901 году уже «купили в кредит» два сейфа стоимостью в 270 и 343 рубля у фирмы «Саламандра». Интересно, а что они делали с этими тяжелыми железяками? Не сдавали же в ломбард? В любом случае деньги от них фирма так и не получила.


В результате действий полиции и сделок с представителями фирмы Фаберже в тюрьме оказалось лишь четверо мошенников — Черный, Зейферт, Иоффе и Тромчинский. Их дело было передано в Киевский окружной суд. Как поступило руководство фирмы с англичанином Гибсоном, история умалчивает. Надо полагать, ему тоже не поздоровилось за немыслимое ротозейство.


Описанный случай не был единственным в истории знаменитой фирмы. Нечто подобное произошло в Петербурге осенью того же года. «К. Фаберже, владелец магазина золотых и бриллиантовых вещей, сделался жертвой систематической крупной кражи, совершенной одним из его служащих», — сообщала сенсационную новость «Петербургская газета» 15 октября 1902 года.


Перед этим служащие ближайших к Морской улице ломбардов обратили внимание на то, что к ним для залога стали часто приносить совершенно новые изделия фирмы Фаберже. Об этом они сообщили администрации ломбарда, которая, в свою очередь, снеслась с представителями знаменитой ювелирной фирмы «для разъяснения». Оказалось, что заложенные в ломбардах ценности похищались кем-то из своих же служащих.


Дирекция магазина немедленно установила строгий надзор за персоналом. Через несколько дней тщательного наблюдения в воровстве был заподозрен один из приказчиков фирмы, который после упорного запирательства чистосердечно сознался в этом. При обыске у него дома была найдена целая стопка ломбардных квитанций на заложенные вещи на сумму более тысячи рублей. По словам заведующего магазином, всего же было похищено ювелирных изделий более чем на три тысячи рублей. «Приказчик задержан и передан судебным властям»,— писали петербургские газеты.



-------------------------------------------------------
Источник: «Секретные материалы 20 века»
()
Просмотров: 2909

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus