Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Это интересно » Тихоокеанский чернобыль
Тихоокеанский чернобыль

В августе 1985 года на АЛЛ «К-431» Тихоокеанского флота взорвался реактор. Произошло заражение большой территории радионуклидами, вылетевшими в момент взрыва. Ликвидация этой аварии обрекла на болезни и смерть сотни матросов, солдат, офицеров. Обстоятельства аварии засекретили, их скрыли даже от Правительства СССР.


А в 1986-м грянул Чернобыль. Атомный пепел накрыл миллионы квадратных километров, пострадали сотни тысяч людей, десятки тысяч уже умерли.


ПЕРЕЗАРЯДКА


«К-431» 675-го проекта называли подводным авианосцем, потому что она имела на борту восемь самолетов-снарядов (так во время ее проектирования в СССР называли крылатые ракеты), которые могли нести ядерные боеголовки. Еще на борту были торпеды - обычные и ядерные. «К-431» входила в четвертую флотилию АПЛ Тихоокеанского флота, которой командовал контр-адмирал Виктор Михайлович Храмцов.


В начале августа лодку поставили на перезарядку активных зон реакторов на завод СРЗ-35 в бухте Чажма. Операция была обычной, рутинной, перезарядку проводили офицеры специальной базы технического обеспечения. К этому времени вся и без того небогатая инфраструктура атомного подводного флота страны пришла в негодность, могильники для жидких радиоактивных отходов на Тихоокеанском и на Северном флотах текли, заводы для их переработки не ремонтировались и восстановлению не подлежали. И за все это безобразие нужно было отвечать. А отвечать никому не хотелось. Поэтому на Тихоокеанском флоте все базы по ремонту реакторов и перегрузке активных зон были переведены в состав флотилий, на территории которых они находились. Тем самым начальник Главного технического управления ВМФ адмирал Новиков переводил стрелку на начальников флотилий. Случится авария, потек могильник - где виновник? Командующий флотилией!


СМЕРТЕЛЬНОЕ ОЧКОВТИРАТЕЛЬСТВО


«К-431» поставили у причальной стенки завода, рядом с другими лодками, подогнали плавмастерскую, вскрыли реакторный отсек, поставили над ним домик из силумина, и перегрузочная команда из одиннадцати человек приступила к работе. Это были опытнейшие офицеры. Без всяких проблем обработали один реактор, перегрузили и второй - кормовой. Осталось провести его гидравлическую проверку — соединить с соответствующей системой, дать давление в 36 атмосфер. Дали. И кормовой реактор этой проверки не выдержал, он потек уже при 12 атмосферах.


Негерметичность реактора - ЧП, о нем офицеры обязаны были доложить по команде до Москвы, в Главное техническое управление. На устранение этой неисправности должен был дать разрешение адмирал Новиков, предварительно доложив самому главкому. По инструкциям, положениям и уставам, каждая строчка которых была написана на основании трагического опыта, кровью была оплачена - надо было доложить. А они - не доложили. Им уже было ясно — внутри реактора по халатности оставлен электрод. И за это надо было отвечать. А отвечать не хотелось. И они решили сделать все тихо, в субботу прийти на лодку, достать электрод - все будет шито-крыто. По команде доложили, что перегрузку закончили, в субботу проведут гидравлические испытания.


ВЗРЫВ


И пришел этот страшный день - суббота, 9 августа. Они уже никогда не расскажут, томило ли их предчувствие смерти. Это были опытнейшие офицеры, но с высоты этого опыта они позволили себе на «ты» обращаться с нейтронами. Чувство страха у них притупилось. Когда загружается свежим топливом активная зона, в нее помещают все элементы управления: стержни аварийной защиты, основную компенсирующую решетку, приборы и датчики. Идея у перегрузочной команды была простая: поднять крышку реактора так, чтобы электрод можно было достать, а цепная реакция при этом не началась. Они знали, что стоит крановщику ошибиться и поднять крышку на несколько сантиметров выше — произойдет взрыв. Наверняка они проводили расчеты, чертили схемы. Только в этих выкладках не учли самого главного: подводная лодка и плавкран - не жестко закрепленная система, от любой волны и лодку, и кран может качнуть. Крышка дрогнула и поползла вверх. Одиннадцать обреченных на смерть офицеров не знали, что вместе с крышкой поползла вверх из зоны и компенсирующая решетка, ее заклинило. Достаточно было малейшей случайности, чтобы произошел взрыв. И она не заставила себя ждать. На полном ходу, с флотским форсом в бухту влетел торпедолов из соседнего дивизиона. Его командир наплевал на запрещающие сигналы, которые висели на брандвахте у входа в бухту. Кран качнуло, стрела пошла вверх, и компенсирующая решетка была выдернута на критический уровень. В 12 часов 5 минут произошел мощнейший взрыв. Цепная реакция прошла за доли секунды. Очевидцы рассказывают, что раздался страшной силы удар, крышка реактора весом в 20 тонн взлетела в воздух. Одиннадцать человек перегрузочной команды просто испарились. Позже на берегу бухты нашли руку, оторванную по локоть, и ногу, оторванную по бедро. Они были белого цвета. Словно вываренные в атомном огне. На пальце руки было обручальное кольцо, по нему и установили, что в момент взрыва излучение достигало нескольких тысяч рентген в час. Взлетевшая крышка рухнула прямо в реактор и повредила не только его, но и корпус из особо прочной стали толщиной в 20 миллиметров. Ниже ватерлинии в нем образовалась трещина, и вода хлынула в реакторный отсек. Все ядерное топливо, не сгоревшее в момент цепной реакции, было выброшено в воздух в виде высокорадиоактивных частиц. Они упали на воду бухты, накрыли ремонтный завод и часть поселка. Завыли сирены тревоги, и все, кто был на лодках, в цехах завода, рванулись прочь, спасая свои жизни.


ОБЛУЧЕННЫЕ ЧАЖМЫ


В тот день Храмцов возвращался из Москвы, и на аэродроме ему доложили - в Чажме произошел тепловой взрыв реактора. Он тогда еще чуть успокоился - это еще не самое страшное, ну паром кого-то могло обварить. Но увиденное - потрясло. Лодка водоизмещением в шесть тысяч тонн тонула, на пирсе - только один офицер, дежурный с соседней лодки «К-42». Если ПЛ уйдет на дно с развороченным реактором, вся радиоактивная зараза расползется по бухте. К счастью, подоспел гражданский буксир, его привел простой мужик, который понял, что в огне брода нет. Вот этой немногочисленной командой удалось оттащить аварийную лодку от причала и посадить на мель. Так началась операция по ликвидации этой тяжелейшей аварии. В атомное пекло реакторного отсека одна за другой шли аварийные партии. Стали замерять радиационную обстановку на причалах. Цифры были колоссальные, частицы топлива светили до 400 рентген в час. Люди работали в спецзащите, а август вьдался жарким, многие падали в обморок. Ситуацией на акватории занимались Приморская флотилия и химические службы флота, были задействованы целые химические полки. Снимали асфальт, фунт, от цехов остались только столбы, потом к ним крепили новые бетонные плиты. Светились не только эти стены, но и пирсы, крыши цехов, облучились и рабочие, и жители поселка. Солдат и матросов гнали в ядерное пекло, как на убой. И лишь немногие, как уверен вице-адмирал Храмцов, получили документы; дающие право на льготы. Основная масса облученных Чажмы не получила никаких справок, а значит, ничем и никогда не смогут доказать, что они пострадали от этой аварии.


РАССЛЕДОВАНИЕ


Правительство СССР об аварии ничего не узнало. Вся информация осела в недрах Тихоокеанского флота. Так утверждает вице-адмирал Храмцов. Опять режимом сверхсекретности флотские начальники прикрыли свои погоны, теплые места, на которых пригрелись. Стрелочником назвали Храмцова. Председателем комиссии по расследованию причин аварии был назначен адмирал Новиков, начальник Техупра ВМФ. В его интересах было скрыть правду. Взрыв реактора назвали тепловым. А это сразу меняло дело. Какое топливо, какие облученные? Не было этого! Храмцову закатали неполное служебное соответствие и строгий выговор по партийной линии, но оставили на своем месте. Позже взыскания сняли.


Из «К-431» вырезали взорвавшийся реактор, долго вели работы по дезактивации. Пришлось сооружать огромный новый могильник, чтобы поместить туда все радиоактивные отходы аварии. Сейчас лодка стоит у пирса на основной базе флотилии. Пирс «грязный», лодка продолжает «светить». Радионуклиды, упавшие на дно бухты Чажма, продолжают расползаться. Денег на окончательную ликвидацию этой аварии нет.


ЧАЖМУ ЗАСЕКРЕТИЛИ - ГРЯНУЛ ЧЕРНОБЫЛЬ


Я спросил у Виктора Михайловича Храмцова:


- Если бы всему ВМФ и Министерству обороны рассказали всю правду о катастрофе в Чажме, это могло бы отвести чернобыльскую беду?


- Это принципиальный вопрос, - ответил он. - Авария на «К-431» произошла из-за недисциплинированности и авантюризма самих специалистов - перегрузчиков реактора. На Чернобыльской АЭС такие же «специалисты» возомнили, что с реактором можно делать все что угодно, отключая все системы защиты. Правда о катастрофе в Чажме нужна была не только всему СССР и его Вооруженным силам. Это было важно для всей страны и планеты. Дали бы информацию для всех специалистов Минатома, наверное, и на Чернобыльской АЭС трижды подумали, прежде чем начинать свой трагический эксперимент.


Виктор ТЕРЕШКИН

-------------------------------------------------------
Источник: «Секретные материалы 20 века»
()
Просмотров: 2407

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus