Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Сказки для взрослых » Вторая жизнь, вторая молодость
Вторая жизнь, вторая молодость

Содержание рассказа старика поместилось на маленьком диске. Пётр положил его в нагрудный карман и вспомнил о нём только поздно вечером, когда собирался ложиться спать. Он вставил его в свой ноутбук и нажал на иконку, означавшую повторное воспроизведение по достижении конца записи. Ему доставляло особенное удовольствие слышать различные побочные звуки, не имевшие никакого отношения к рассказу старика, но возвращавшие его в атмосферу запомнившейся ему ночи: шелест листьев под лёгкими порывами ветра, треск костра, шорох горящих углей, поправляемых концом палки, покашливание старика. Совершенно незаметно он заснул.


Он увидел себя в облике старого эльфа по имени Халала. Эльфы жили в лесу. У каждого из них было своё убежище высоко вверху в больших дуплах деревьев, где они чувствовали себя в безопасности во время ночного сна. Днём они летали между деревьев, питаясь плодами и ягодами. Очень часто они посещали окрестные деревни, где жили огромные эльфы без крыльев, называвшие себя людьми.


У эльфов была короткая жизнь, не более 15-20 лет. Обычно в возрасте от 7 до 10 лет они неожиданно исчезали. Когда люди их спрашивали о судьбе более не появлявшегося эльфа, они обычно отвечали словом, переводившимся на человеческий язык, как „превратился “. Люди привыкли к этому слову, и, когда оно произносилось эльфами, считали его равнозначным слову „умер“. Они считали, что двузначность перевода этого слова как-то связана с религией эльфов.


Халалу знали во всех деревнях округи в течение многих лет. Ему было уже около 15 лет, и эльфы шутили между собой, что он, наверное, никогда не превратится. Халала был особенно привязан к мальчику по имени Саган из большой деревни, насчитывавшей более 30 хижин. Сагану было два с половиной года, он уже умел довольно хорошо говорить, и всегда громко смеялся от радости при виде эльфов. Халала хорошо знал наречие, на котором говорила деревня, в которой жил Саган и часто рассказывал ему сказки, услышанные в разных уголках окрестности. По вечерам к его сказкам прислушивались и родители Сагана и глуховатый дед. Дед не любил Халалу, потому что сам души не чаял в маленьком Сагане, любил ходить с ним по окрестности, рассказывать о травах, грибах и ягодах, показывая, что можно есть, а что нельзя, и рассказывая разные небылицы. При появлении же эльфов, а особенно Халалы, маленький Саган полностью забывал деда, и всё своё внимание уделял им. Дед не мешал внуку играть с ними, но в глубине души его ужасно возмущало постоянное предательство своего маленького любимца. Он злился, но старался не подавать виду. Он сам, когда был ещё маленьким, тоже очень любил эльфов.


Однажды мать мальчика сказала прилетевшему Халале, что Саган гуляет с дедом. Такое случалось не раз, и Халала взмыл вверх, чтобы сверху было легче найти двух его знакомых. Не найдя их, он вернулся через короткое время, но их всё ещё не было. Он немного поиграл с грудной девочкой, бывшей на руках у матери, получил честно заработанное таким образом лакомство и снова улетел. Когда он снова вернулся, дома уже был отец ребёнка и оба родителя беспокоились, что может что случилось, так как дед никогда не уходил с внуком далеко и надолго. Отец Сагана отправился на поиски, взяв с собой, как обычно, всё своё охотничье снаряжение. Сперва он сделал несколько кругов вокруг своей хижины, пытаясь найти свежие следы двух путников, уводящие вдаль от хижины. Ситуацию осложняли несколько тропинок, ведущих к хижине, на которых земля была хорошо утоптана, и потому на них обнаружить следы было практически невозможно. Надо было найти место, где они свернули с одной из тропинок, а это было не так просто. Халала пролетал сверху над деревьями, стараясь не упустить его из виду. Они уже довольно далеко отдалились от деревни, как вдруг Халала услышал сдавленный крик охотника. Он стал снижаться в направлении услышанного им крика, и увидел его стоящим на коленях перед чьими-то вытянутыми в направлении от кустов ногами. Но отец Сагана смотрел не вниз, на владельца ног, а по сторонам.


Халала подлетел ближе и узнал в лежащем деда маленького Сагана. Его неподвижность и странная поза говорили о том, что он мёртв. Самого Сагана рядом с ним не было. Не было рядом и следов мальчика. По-видимому, дед расстался с ним до того, как добрался до этого места, где его настигла смерть.


К поискам исчезнувшего мальчика подключилась вся деревня. Вдоль и поперёк исходили все ближние и дальние окрестности, но ничего не нашли. Дольше всех продолжал поиски отец ребёнка, но, наконец, сдался и он.


- Даже если он и был жив в тот момент, когда почему-то расстался с дедом, то теперь он наверняка уже помер, - решили сельчане.


Деда, как водится, на другой день похоронили. Халала сидел в ветвях большого дерева и в который раз наблюдал печальную процедуру. На могилу деда Сагана положили большой камень. Халале казалось, что он чем-то напоминает самого деда. После того, как закончились поиски исчезнувшего Сагана, на могилу деда рядом с большим камнем положили ещё один поменьше, который должен был напоминать о маленьком Сагане.


Халала с небольшой группой эльфов также участвовал в поисках Сагана, но он больше держался вблизи его родителей и больше других видел их горе, связанное с двойной утратой. О деде говорили меньше, его смерть переживали спокойнее. Она была свершившимся фактом. Кроме того, его смерть из-за его возраста воспринималась иначе, как нечто, что так и так должно было, если не сегодня, то завтра, неизбежно случиться. Судьба же их ребёнка была неизвестной. Возможно, потому, что в глубине их души всё это время теплилась надежда ещё найти его, причём найти живым, мысль о возможной смерти маленького Сагана делала их безутешными.


Халала наблюдал их переживания, ему много раз в эти дни вспоминалось, что он ещё должен в кого-нибудь превратиться, и ему пришла в голову мысль, что, насколько ему известно, ещё никогда эльфы не превращались в детей. Что из этого может получиться? Останется ли он в этом случае навсегда ребёнком, беспомощным как все дети? Как долго станут о нём заботиться обманутые родители, и что будет потом, когда они увидят, что их ребёнок не такой, как все? Родители старятся и умирают. Станут ли заботиться о вечном дитяти его подрастающие братья и сёстры?


Мысль о превращении в ребёнка настолько захватила его, что ему было уже не до сочувствия родителям Сагана, хотя начало этим мыслям положило, возможно, именно сочувствие им. Гораздо больше интересовало его теперь, что будет с его собственным неизвестным будущим, если он превратится в Сагана. А что если ребёнок всё-таки найдётся, и обман будет раскрыт немедленно? Кого признают родители настоящим и кого самозванцем?


Но больше всего его интересовала именно сама возможность превращения в человеческого ребёнка и его последствия. Это был вызов будущему, ценой которого должна была стать его собственная жизнь. Может, потому и было ему суждено так долго не превращаться, чтобы теперь, когда ему пришла в голову эта мысль, ему было легче сделать свой опасный выбор? Что ждёт его в этом случае – скорый конец, или наоборот, вторая молодость и ещё очень долгая жизнь? Ведь люди живут намного дольше эльфов.


Теперь, когда ему пришла в голову эта мысль, ему уже почти хотелось, чтобы Сагана никогда не нашли. И вот поиски действительно закончились. Теперь нельзя было тянуть. Теперь надо было решаться.


Он рассказал о своей идее группе эльфов, в которой он был своего рода предводителем. Всем стало очень интересно. Им было всем немного жутко, так как все знали, что это эксперимент, и в случае неудачи Халала уже не может превратиться обратно или превратиться во что-либо другое. Но им всем было очень интересно узнать, что в этом случае с ним будет дальше. Но для них самих решение было не столь жутким, как для Халалы, решалась, в конце концов, не их собственная судьба.


Через день после того, как поиски Сагана прекратились, он снова появился на одной из тропинок, ведущей к его родительской хижине, сопровождаемый целой группой летающих вокруг него эльфов. На его теле было несколько подсохших ран, напоминавших следы зубов. Первым его увидел один из соседских подростков и забежал с криком к его матери, та выскочила из хижины и рванулась через поле к нему, но. вся запыхавшаяся, остановилась в двух шагах в странном недоверии. И только крик Сагана „Мама, мама!“ заставил её раскрыть объятия. Голос его показался ей чужим. О, святые боги, что случилось с её мальчиком? Что он пережил за это время? А может быть, это вовсе не он, а какой-нибудь оборотень, который погубил её мальчика, а теперь хочет погубить их всех?


Плач ребёнка заставил её забыть все страхи и прижать его к себе, чтобы утешить своими прикосновениями, своим воркующим голосом, смешанным со всхлипываниями малыша. Казалось, он никак не может поверить, что снова находится в полной безопасности, под защитой материнских рук.


На расспросы о том, что с ним случилось, Саган каждый раз отвечал „Волк, волк!“ – и начинал плакать. В конце концов, ему перестали напоминать о случившемся, так и не узнав никаких подробностей. Отец его считал, что он стал сообразительнее и ловчее, мать же его каждый раз говорила:


- Не таким он был раньше. Его невозможно узнать. Он стал таким чёрствым, как будто совсем чужой.


Родители Сагана, заметившие через несколько дней отсутствие среди эльфов его лучшего друга Халалы, спросили о нём и получили традиционный ответ: „Превратился“. „Как? И он тоже?“ – поневоле спросили они. Они, естественно, подумали не о превращении, а о смерти Халалы. Конечно, его пора давно уже приспела. Он и так давно зажился. Он был такой старый эльф.


За жизнью Сагана после его возвращения из леса с наибольшим интересом наблюдала приведшая его группа эльфов. Они каждый день отирались вблизи его хижины, естественно, никогда не отказываясь от разных подачек. Они потихоньку становились всё больше и больше в тягость его родителям. Но они старались не показывать этого.


Через полгода эльфы уверенно определили, что Саган растёт, как и все остальные дети. Уже через год они стали его называть: „Наш великан“, а ещё несколько лет спустя среди эльфов его стали называть „Великий Халала“.


К этому времени эльфы „нашли“ ещё одного ребёнка, которого недавно потеряли родители, в этот раз девочку. Затем это стало всё чаще повторяться. Родители с удовольствием принимали якобы нашедшегося ребёнка, не только играли с ним, но, что гораздо важнее, кормили и поили его. Эльфы, превратившиеся в потерявшихся человеческих детёнышей, не должны были заботиться о пропитании, они становились существами, ведшими паразитическое существование. И впереди у них была долгая, долгая жизнь.


Халала рос как все дети. Он стал красивым юношей. Никому из людей и в голову не приходило, что он когда-то был эльфом, и что ему на самом деле уже давно за 30. Нашёл он себе и невесту. Это оказалась та самая девочка, которая, как и он, в самом раннем детстве потерялась в лесу и затем была найдена эльфами.


У них родились два мальчика и три девочки. Оба мальчика напоминали не только маленького Сагана, но и давным-давно забытого всеми старого мудрого эльфа по имени Халала.


Пётр проснулся и долго ошарашено сидел в постели. Вот это да! Таких подробных и настолько натуральных и в то же время фантастичных снов он никогда не видел. Разумеется, он сразу позвонил Аркадию и вкратце рассказал ему про свой сон. Позже, когда они встретились, он во всех подробностях рассказал его ему снова. Аркадий, который вел своего рода звуковой дневник, разумеется, записал его рассказ на очередном диске.


- Ну, если тебе ещё пара таких снов приснится, мы их издадим вместе с рассказом старика, - с улыбкой сказал Аркадий.


- Было бы неплохо, - согласился Пётр, - но я думаю, что такие сны не повторяются. Включи и ты этот диск на сон грядущий. Может, и тебе приснится нечто подобное.


- Я никогда не был таким впечатлительным, как ты. На меня это не подействует. Мне ведь не приснился и старик, превратившийся в саранчу.


Johann Kern, jo_k@gmx.net

(Из книги «Сила гнусной идеи»)
(5.00)
Просмотров: 2023

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus