Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Общество » Июльский фальстарт
Июльский фальстарт

По мнению видного большевика Григория Зиновьева, после Февральской буржуазной революции Россия «забеременела» революцией социалистической. В том, что между «зачатием» и «родами» прошло восемь месяцев, он видел «свидетельство естественности происходивших событий». Если использовать предложенную Зиновьевым оригинальную терминологию, следует признать, что первая попытка большевиков овладеть властью вполне могла закончиться «выкидышем».


Удобный случай


К лету 1917 года большевики превратились в партию, поддерживаемую пролетариями и значительной частью петроградского гарнизона. Тем не менее Ленин и его единомышленники пока воздерживались от атаки на Временное правительство, хотя и готовы были свергнуть его при первой возможности. В случае успеха власть предполагалось передать Советам, где большевики пока еще не занимали лидирующих позиций, но надеялись завоевать их в ближайшее время.


Разыгравшиеся 4-5 июля события происходили в Петрограде вокруг трех основных точек: Главного штаба и примыкающего к нему Зимнего дворца, в которых располагалось командование столичного военного округа и Временное правительство; особняка Кшесинской - штаб-квартиры большевистской партии; Таврического дворца (Тавриды), где заседали Петросовет и Всероссийский Центральный исполнительный комитет (ВЦИК) Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.


Ситуация обострилась в конце июня - в период, когда Ленин находился на даче ВД Бонч-Бруевича в Нейволе (Финляндия). На заводах и в гарнизонных частях шли митинги с требованиями отставки Временного правительства. При этом в самом правительстве начались склоки: 2 июля из его состава вышли министры-кадеты, недовольные предоставлением автономии Украине. Такой ситуацией грех было не воспользоваться...


С утра 3 июля большевики начали выводить своих сторонников на улицы. Около шести часов вечера к Тавриде подошел Первый пулеметный полк. Затем продефилировали гренадеры и колонны рабочих. Все они рассредоточились по Таврическому саду. Во дворце тем временем шли дискуссии.


4 июля. 10-16 часов. Особняк Кшесинской - Шпалерная улица


В 10 утра на нескольких судах в Петроград приплыли моряки Кронштадта. Они были отлично вооружены и для пущего эффекта перемотаны пулеметными лентами. Примерно к 14 часам кронштадтцы устроили митинг перед особняком Кшесинской. Еще через час появился срочно вернувшийся из Финляндии Ленин. Выйдя на трибуну, он произнес речь, составленную таким образом, чтобы не навлечь на партию обвинение в мятеже против законного правительства. «Вождь мирового пролетариата» выразил уверенность, что лозунг «Вся власть Советам!» восторжествует. Затем вооруженная масса направилась к Тавриде. Именно на подступах к дворцу и раздались первые выстрелы.


Части, верные правительству, открыли по демонстрантам огонь из прилегающих домов. Революционные матросы и солдаты, в свою очередь, под предлогом обысков начали врываться в квартиры и частные заведения. Особенно пострадали винные, гастрономические и табачные магазины. Кто попало арестовывал кого попало.


4 июля. 10-18 часов. Таврический дворец


Проведшие бессонную ночь депутаты заснули утром - кто на полу, кто на стульях. Однако в саду как раз начали просыпаться ночевавшие там демонстранты, некоторые из них полезли в окна и двери. Страсти разгорелись с новой силой. Масла в огонь добавил приехавший из особняка Кшесинской большевик Луначарский, который, появившись на трибуне, объявил: «Я только что привел из Кронштадта 20 тысяч совершенно мирного населения!».


Грохотавшие на улице выстрелы предупреждали депутатов о том, что •мирное население» приближается. Поговорить с демонстрантами выслали одного из руководителей ВЦИК - эсера Виктора Чернова. Однако диалога не получилось. Рослый рабочий сунул «переговорщику» под нос свой мозолистый кулак и крикнул: «Принимай, сукин сын, власть, коли дают!» Перепуганный Чернов попытался улизнуть, но его запихнули в стоявший возле крыльца автомобиль и объявили арестованным.


На выручку эсеру поспешил новоиспеченный большевик Лев Троцкий, выступивший с пламенным спичем: «Вы пришли объявить свою волю и показать Совету, что рабочий класс больше не хочет видеть у власти буржуазию. Но зачем мешать своему собственному делу, зачем затемнять и путать свои позиции мелкими насилиями над отдельными случайными людьми? Отдельные люди не стоят вашего внимания. Каждый из вас доказал свою преданность революции. Каждый из вас готов сложить за нее голову. Я это знаю... Дай мне руку, товарищ! Дай руку, брат мой!»


Матрос, к которому были обращены последние фразы, отталкивал руку Троцкого, и на лице его читалось явное недоумение. В недоумении пребывали и другие демонстранты: зачем те же большевики вели их к Тавриде, если свергать и арестовывать никого не надо?


4 июля. 10-18 часов. Главный штаб — Шпалерная улица - Таврический дворец


Еще вечером 3 июля командующий округом генерал Петр Половцев стянул к Главному штабу почти все надежные казачьи и юнкерские части. Однако использовать силу не торопился. Нужный момент, по мнению Половцева, наступил только в 17 часов. Запись из дневника: «Получаем по телефону истерический вопль из Совета... Приказываю конно-артиллерийскому командиру Ребиндеру взять два орудия, сотню казаков прикрытия, идти на рысях по набережной и по Шпалерной к Думе, сняться с передков, не доходя ее, и, сделав одно возможно краткое предупреждение, или даже без этого, открыть огонь по толпе перед Таврическим дворцом».


На углу Литейного и Шпалерной казаки и конные артиллеристы были обстреляны из прилегающих зданий. С Литейного моста по ним лупил пулемет. Бойцы Ребиндера выкатили пушки на прямую наводку и сделали три выстрела, грохот которых докатился до Тавриды.


Впоследствии Половцев утверждал: «Первая шрапнель разорвалась около Петропавловской крепости и серьезно понизила настроение в особняке Кшесинской, вторая разогнала какой-то митинг у Михайловского артиллерийского училища, а третий выстрел попал в самую середину пулеметчиков и, уложив восемь человек на месте, рассеял остальных».


Урон, понесенный казаками и конноартиллеристами, также оказался весьма значительным - 10 погибших. Перебили и всех лошадей, а уцелевшие бойцы бежали, бросив орудия. Но самое парадоксальное заключалось в том, что бежали и их противники! Более того, в осаждавшей Тавриду толпе началась паника. В этот момент у дворца появились два верных Временному правительству полка - Павловский и Измайловский. Совместными усилиями они очистили помещения. Одновременно из разных частей гарнизона во ВЦИК начали поступать заявления с осуждением действий большевиков. Таврический сад и прилегающая к дворцу площадь постепенно опустели.


Столь резкая перемена в настроениях объяснялась двумя сообщениями. Во-первых, военный министр Керенский предупредил, что высылает с Западного фронта сводный отряд в составе пехотной бригады, кавалерийской дивизии и батальона самокатчиков. Во-вторых, в Главном штабе начальник окружной контрразведки Борис Никитин проинформировал представителей солдатских комитетов о том, что большевики подозреваются в связях с немецкими спецслужбами.


5 июля. Триумф победителей


На следующее утро в буржуазной прессе на разные лады перепевались сделанные контрразведчиками разоблачения. Из кумиров толпы большевики превратились в объект ее ненависти. Сводный отряд юнкеров занял особняк Кшесинской. Для захвата Ленина Половцев отправил специальную группу, командир которой поинтересовался: «Надо ли доставить арестованного целым или частями?» Половцев, улыбаясь, пояснил, что арестанты часто погибают при попытке к бегству.


Но Ленин и Зиновьев успели уйти в подполье. Троцкий, Каменев и Луначарский сдались сами и оказались под охраной ВЦИК, который взялся обеспечивать их безопасность до окончания следствия. Для меныиевистско-эсеровского большинства Советов сторонники Ленина оставались пускай и заблудшими, но все-таки братьями по марксистской вере.


Больше всего от тех событий выиграл Керенский. Вернувшись в Петроград с фронта только 6 июля, он перехватил лавры у Половцева, представ на публике человеком, способным навести порядок. И когда перепуганные буржуазные министры подали в отставку, именно он возглавил обновленное Временное правительство.


Рванувшие к власти раньше времени большевики казались в эти дни окончательно дискредитированными. Однако революции предстояло сделать еще один зигзаг, после которого ленинцы снова выйдут на стартовые позиции. И в новом «забеге» придут к финишу первыми.


Дмитрий Митюрин

-------------------------------------------------------
Источник: Журнал «Тайны ХХ века» № 37 2011 г.
()
Просмотров: 124

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus