Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Личности и авантюристы » Разведчик в рясе епископа
Разведчик в рясе епископа

В последние годы Федеральная служба безопасности России наконец открыла широкой общественности некоторые ранее засекреченные материалы о деятельности «бойцов невидимого фронта» военного времени. В частности, исследователям стала доступна новая информация о работе советской контрразведки в городе Куйбышеве (ныне Самара), который, как известно, в годы Великой Отечественной войны по статусу был запасной столицей нашего государства.


Как Фишер стал Абелем


Сначала стоит сказать несколько слов о легендарном советском разведчике Рудольфе Ивановиче Абеле (он же - Вильям Генрихович Фишер). Этот человек родился 11 июля 1903 года в городе Ньюкасл-апон-Тайн (Великобритания). Его отец, Генрих Фишер, был немцем, уроженцем Саратова, которого в начале XX века выслали из России за революционную деятельность. На берегах Туманного Альбиона Фишер встретил русскую девушку Любу, и от этого брака у них родился сын, которого в честь Шекспира назвали Вильямом.


В 1920 году семья Фишера вернулась в Россию и приняла советское гражданство. Вскоре после переезда Вильям получил специальность радиотелеграфиста. Поскольку он уже тогда в совершенстве владел не только русским, но и английским, немецким и французским языками, то после окончания учебы его сразу же пригласили на работу в органы госбезопасности. После соответствующих проверок Вильям Фишер стал кадровым сотрудником ИНО ОГПУ (внешняя разведка). В течение 1929-1936 годов он выполнял не очень длительные (по нескольку месяцев) задания в Польше, Англии и Китае. В мае 1936 года Вильям Генрихович вернулся в Москву и занялся подготовкой разведчиков-нелегалов.


Именно в это время Фишер познакомился с Рудольфом Ивановичем Абелем, молодым латышом, который в годы революции принял сторону советской власти, а с 1927 года тоже стал сотрудником ИНО ОГПУ. Однако в 1938 году Абель был уволен из органов госбезопасности в связи с тем, что его родного брата Вольдемара, начальника политотдела морского пароходства, незадолго до этого арестовали как участника «латвийского контрреволюционного заговора». Хотя впоследствии Рудольфа Ивановича восстановили в правах, и он воевал в рядах Красной армии, Абель так никогда и не узнал, что его друг Вильям Фишер в связи с продолжением своей работы в советской военной разведке воспользовался его именем и биографией. Фамилия Абель фигурировала во всех секретных документах НКВД-КГБ, и именно под ней Вильям Фишер впоследствии вошел в историю. Поэтому и мы в дальнейшем будем называть нашего героя Рудольфом Абелем.


Тыловая разведшкола


В августе 1941 года в связи с приближением фашистских войск к Москве семья Абеля уехала в Куйбышев, куда в это время уже перебирались и правительственные учреждения. Сам Абель прибыл на берега Волги в сентябре 1941 года. По заданию руководства его направили в только что организованную секретную разведшколу, базирующуюся в поселке Серноводск на территории курорта «Сергиевские минеральные воды». Здесь Рудольф Иванович преподавал радиодело слушателям курсов разведчиков-диверсантов, которые после соответствующей подготовки забрасывались в глубокий немецкий тыл.


Абель проработал в куйбышевской разведшколе вплоть до января 1942 года, после чего был снова откомандирован в распоряжение центральных органов НКВД. Хотя сам разведчик в течение последующих двух лет почти постоянно находился в разъездах, его семья пребывала в Куйбышеве вплоть до февраля 1943 года. Жена Абеля, Елена Степановна, по профессии была музыкантом, поэтому она устроилась на работу в оркестр оперного театра. Вместе с ней жили ее мать и племянница, а также дочь Эвелина, которая, кстати, до сих пор здравствует в Москве.


До самого конца войны Абель выполнял специальные задания командования, работая как за линией фронта, так и в штабе советской разведки. В частности, в 1942-1943 годах, когда в Куйбышеве базировался центральный аппарат НКВД СССР, советскими органами госбезопасности при непосредственном участии Рудольфа Абеля проводилась совершенно секретная операция, в документах имевшая кодовые названия «Монастырь» и «Послушник». Материалы этой радиоигры рассекретили лишь к ее 60-летию. Кстати, специалисты до сих пор считают, что это была одна из наиболее блестящих операций советской контрразведки в годы Великой Отечественной войны.


Офицеры-»послушники»


Началось все весной 1942 года, когда немцам была подброшена дезинформация, что в Куйбышеве действует антисоветская религиозная группа, которая поддерживается Русской православной церковью в Москве. Это «подполье» возглавил епископ Ратмиров из Калинина, который в период оккупации якобы перешел на сторону немцев, но на самом деле выполнял задания советской разведки.


Операция началась с того, что в Калинин забросили двух молодых офицеров НКВД - Иванова и Михеева. Благодаря поручительствам Ратмирова и митрополита Сергия они быстро внедрились в круг церковников, сотрудничавших с немцами на оккупированной территории. После освобождения Калинина советскими войсками Ратмиров переехал в Куйбышев и, по легенде, стал лидером здешнего «религиозного подполья», а наши офицеры вместе с другими продавшимися церковниками ушли вслед за немцами. Теперь Иванову и Михееву полностью доверяли, и потому разведчики, имея на руках рекомендации епископа Ратмирова, под видом послушников направились в Псков. Вскоре они явились к настоятелю псковского монастыря, который тоже якобы работал на нацистов. Так как «послушники» к моменту приезда в Псков были уже хорошо известны абверу, им здесь легко поверили.


Тем временем немецкая разведка направила к Ратмирову в Куйбышев радистов из числа русских военнопленных, которых сразу же задержали и перевербовали. Так чекисты начали радиоигру с немецкими разведслужбами, в ходе которой обеспечение каналов связи было возложено именно на Рудольфа Абеля.


А офицеры-»послушники» вместе с настоятелем развернули в псковском монастыре кипучую деятельность, создав здесь разведбюро немецкого командования. Отсюда в Берлин потоком пошла радиоинформация о переброске сырья и боеприпасов из Сибири на тот или иной участок советского фронта. Основой этой дезы были агентурные сообщения из куйбышевского «религиозного подполья», которое возглавлял хорошо знакомый немцам епископ Ратмиров. Группа работала настолько филигранно, что верхушка абвера в течение всей операции была полностью уверена в надежности и достоверности сведений, поставляемых ему куйбышевской «шпионской базой». Эта радиоигра имела большое значение для подготовки успешных операций Красной армии в 1943 году, в том числе и для победы над немцами в Курской битве.


Уже после окончания войны епископа Ратмирова по приказу Сталина наградили боевой медалью и золотыми часами. Получили боевые ордена и офицеры внешней разведки Иванов и Михеев, которые, как мы знаем, непосредственно руководили работой епископа и сопровождали его в немецком тылу под видом священнослужителей.


Американская история


Настоящий Рудольф Абель к концу войны дослужился до звания подполковника, но в 1946 году из-за ранений был вынужден уйти в отставку. Он скончался в 1955 году, так и не узнав, что его друга Вильяма Фишера в 1948 году направили на нелегальную работу в США. Здесь разведчик действовал под псевдонимом Марк, и все это продолжалось до 1957 года, когда из-за предательства связника его арестовали сотрудники ФБР. Во время задержания и в ходе следствия Фишер, как уже было сказано, везде назывался Рудольфом Абелем, уроженцем Латвии, который в США занимался разными видами бизнеса.


Несмотря на то что на следствии Абель так и не признался в своей разведывательной деятельности в пользу СССР в ноябре 1957 года его дело было передано в суд Нью-Йорка, который приговорил «коммерсанта» к 32 годам тюремного заключения. Лишь в 1962 году Рудольфа Абеля обменяли на американского летчика Фрэнсиса Пауэрса, разведывательный самолет которого был сбит 1 мая 1960 года над Уралом. После возвращения в нашу страну Абель продолжил свою службу в советской внешней разведке, где в основном занимался преподавательской работой. Он скончался в Москве в 1971 году.


Чтобы лишний раз подчеркнуть значение этой личности в российской истории, достаточно привести фразу директора ЦРУ США Аллена Даллеса, которую он произнес в марте 1958 года: «Я хотел бы, чтобы мы сегодня имели таких трех-четырех человек, как Абель, в Москве».


Валерий Ерофеев

-------------------------------------------------------
Источник: Журнал «Тайны ХХ века» № 40 2011 г.
()
Просмотров: 123

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus