Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Литература » Как украсть миллиард? Главы 2-5
Как украсть миллиард? Главы 2-5
(Девушка и банкир)


Глава 2. Последствия непроизвольного купания


Навестите меня, когда я вас вспомню


Господина Шварцшильда в больнице опознали по документам, оказавшимся в бумажнике. Столь важной особой занялся сам профессор Мюллер. Рихарда привели в сознание, но он не стал полностью тем, кем был. Он не мог вспомнить ни предполагавшегося катания на лодке, ни свидания , ни самой Катрин. Во всяком случае , он не узнал её, когда она в тот же день нанесла ему визит в больнице, в которой его оставили для наблюдения за состоянием здоровья. Он с любопытством рассматривал девушку, которую, казалось, видел в первый раз, и на её рассказ о том, что произошло, сочувственно отвечал:


- Ах! Действительно? Да что вы говорите! – так, как будто речь идёт о ком-то другом.


Чувствовалось, что он ей не верит. Но, как и почему попал в больницу, он тоже не представлял.


- Девушка, вы очень мило выглядите, - сказал Рихард. - Навестите меня, пожалуйста, ещё раз, когда ко мне вернётся память. Большое спасибо за цветы.


В его памяти была дыра. Замечавшееся ранее явное увлечение девушкой он никак не проявлял.


В каждой шутке есть доля истины


На другой день нанесла визит его личная секретарша. Она принесла цветы и после вежливого разговора о том, о сём спросила, не нужно ли перенести встречу с министром финансов.


- Когда должна состояться эта встреча?


- Послезавтра.


- По какому делу?


- Это у меня не записано.


- Я просил о встрече или это было пожелание министра?


- Этого я тоже не знаю.


- Мне сказали, что у меня частичная амнезия. Я даже не знаю, как сюда попал. Позвоните, пожалуйста, секретарю министра и попробуйте выяснить хотя бы, кто хотел этой встречи.


Рихард нажал кнопку, тотчас пришла сиделка, и он попросил её узнать у профессора, можно ли будет послезавтра провести деловую встречу.


Появился профессор, пощупал пульс, поднял ему поочерёдно веки глаз и спросил, сколько предположительно времени займёт встреча.


- Я думаю, не более трёх-четырёх часов.


- Состояние здоровья у вас очень неплохое. Беспокойство вызывает только амнезия. Вам желательно не напрягать мозг и в любом случае не надо пытаться вспоминать то, что вы явно забыли. Когда-нибудь это произойдёт само собой. Не надо торопить события. Лучше было бы вам недельку-другую отдохнуть от всех забот. Если вы обещаете не пытаться решать трудные мировые проблемы и вернётесь сразу после вашей встречи сюда, то я не возражаю.


О-о! Мы никогда не решаем мировые проблемы. Всегда только свои личные, - шутливым тоном ответил президент банка.


Забыта не только невеста, но и содержание книги


Вернулась секретарша и сообщила, что министр, узнав о том , что он в больнице, хотел лично пожелать ему поправки и ждёт сейчас у телефона. Рихард вопросительно посмотрел на профессора и тот вежливо улыбнулся:


- Никаких проблем! Сейчас вас соединят.


И действительно, за дверцей стенного шкафчика обнаружился телефон и через пару минут Рихард услышал весёлый голос министра:


- Как дела, старина? Как ты попал в больницу? Как ты себя чувствуешь?


- Чувствую я себя хорошо. Но как я сюда попал, сам не знаю. У меня частичная амнезия. Мой врач, профессор Мюллер, говорит, что это скоро пройдёт, но когда именно, он ещё не знает.


- Надеюсь, что ты забыл всё самое неприятное. Такое бы и я себе пожелал.


- Возможно, всё как раз наоборот. Тут приходила одна красавица и сказала, что всё это произошло, когда у нас с ней было свидание, но я её абсолютно не помню и подозреваю, что она аферистка.


- Ну, если уж ты не можешь вспомнить красавицу, то мне остаётся только простить тебе, что ты не можешь вспомнить, о чём ты хотел поговорить со мной. Но это не беда. Если твой профессор разрешит, приезжай ко мне и мы о чём-нибудь поболтаем. Главное, чтобы это не повредило твоему здоровью.


После разговора с министром секретарша вручила ему какую-то книгу.


- Может, вам захочется почитать. Эта книга лежала на вашем столе. Вы читали её за день перед несчастным случаем. По-моему, вы её не дочитали.


Рихард взглянул на обложку книги. Название её было ему совершенно незнакомым.


Глава 3. Встреча с министром


Книга о банковском трюке столетней давности


За столиком ресторана вместе с министром находился ещё и его помощник, человек лет 35-и, по имени Андреас Розенберг. Министр был в хорошем настроении:


- Познакомься, Рихард. Это господин Розенберг, мой помощник. Очень толковый и эрудированный молодой человек и из очень хорошей семьи.


Переждав их обмен любезностями по поводу знакомства, он спросил:


- Как твоё здоровье, Рихард? Память ещё не вернулась?


- Профессор сказал мне, чтобы я по этому поводу не беспокоился. Придёт время, и я вспомню даже то, чего не хотела бы вспомнить даже моя бабушка, - пошутил Рихард.


– Секретарша принесла мне книгу, которую я якобы читал перед несчастным случаем. Очень любопытная книга. Возможно, она была причиной того, что я хотел поговорить с тобой.


- Обыкновенная книга? – спросил министр.


- Необыкновенная книга. Она описывает события, связанные с эмиссией доллара во время войны Америки за свою независимость.


- В 1816 году? – вмешался Андреас.


- Да. Эта эмиссия эффективно заменила военный налог с населения, но так как это был не налог, а всего-навсего эмиссия бумажных денег, то она смогла быть проведена гораздо быстрее, и с меньшей затратой средств, чем это понадобилось бы для собирания налога. Благодаря этому она во многом способствовала победе Америки в этой войне.


Спор о пользе фальшивомонетчиков


- Эта история доказывает, что и фальшивомонетчики иногда могут сослужить хорошую службу государству, - с улыбкой сказал Андреас.


Министр вопросительно посмотрел на него.


- Эмиссия бумажных денег, не подкреплённая внесением соответствующих ценностей в сокровищницу банка, является печатанием и распространением фальшивых денег, - ответил Андреас на этот взгляд.


- Я это, конечно, понимаю, - возразил министр. – Но нельзя же ответственных людей, радеющих о пользе государства, ставить на одну доску с фальшивомонетчиками.


- Совершенно верно, - продолжал президент Рейхсбанка. – За этой операцией стоял дом Ротшильда и тогдашний министр финансов Соединённых Штатов Гамильтон.


Министр бросил на Андреаса взгляд, который, очевидно, должен был означать: «Вот видишь, абсолютно серьёзные люди».


- Конечно, эта операция послужила на пользу Америке в этой войне, - согласился Андреас. - Но если бы она была задумана как операция только на пользу Америке, то она была бы проведена совсем иначе. Задумана же она была как операция на пользу дома Ротшильдов и именно ему принесла невероятно огромную выгоду.


- Это не имеет никакого значения, - твердо сказал министр. – Главное – польза, принесённая государству. Америка победила в этой войне, и это во многом определило судьбу всех современных государств. Сколько бы ни заработал на этом дом Ротшильда – слава ему и хвала.


Предложение против правил (аморальное предложение) заинтересовывает министра


- Я предполагаю, - продолжал министр, - что у тебя, Рихард, появилась идея эмиссии бумажной марки, при помощи которой можно положительно повлиять на экономическое развитие Германии?


- Военные победы обычно одерживаются тем, что в необходимом месте в необходимое время сосредотачиваются превосходящие силы. Мне пришло в голову, что посредством эмиссии бумажной марки и соответствующего её распределения можно поддержать тех, кто этого наиболее достоин. Таким путём можно добиться известных политических или экономических целей. Правительство может выбрать тех, кого надо поддержать, а мой банк обеспечит их необходимыми средствами.


- Средствами из воздуха? – саркастически спросил Андреас.


Министр оставил эту реплику без внимания:


- Дорогой Рихард, возможно, что в результате твоей частичной амнезии ты забыл некоторые факты. Но твой мозг по-прежнему работает безупречно. Это великолепная мысль.

И ты её отлично выразил: поддержать тех, кто этого наиболее достоин.


После этого он всё-таки вернулся к ядовитому замечанию своего помощника:


- Как я вижу, Андреас, ты вовсе не в восторге от этого удивительного предложения?


- Эмиссия долларов была разрешена в 1816 году правительством Америки для достижения определённых военных целей. Во время войны меньше всего думают о необходимости придерживаться определённых правил. Сейчас же никакой войны нет. Распределение фальшивых денег определённым лицам будет в данной ситуации означать только обворовывание всех остальных.


Отнимать у одних и отдавать отнятое другим


- Экономика - это тоже постоянная война, только без открытого применения войск и оружия, - спокойно и убеждённо, с лёгкой улыбкой превосходства произнёс министр. – Правительство существует для того, чтобы законным образом отнимать у одних и отдавать отнятое другим. Этим достигается решение некоторых государственных проблем. Если находится новый метод перераспределения богатств, выгодный государству, надо его применять тайно или же сделать его законным.


- В данном случае вы, по-видимому, понимаете под выгодой государства выгоду определённой группы лиц? – снова съязвил Андреас.


Министр опять пропустил его реплику мимо ушей. Андреас ещё молод, ершист. Когда-нибудь он поймёт, что государство всегда представляет интересы какой-либо группы лиц, наиболее могущественной в данный момент. То, что государство якобы представляет интересы народа - это внушают простым людям уже в течение тысячелетий. Только последний идиот может поверить, что это соответствует действительности. В этом никакая «демократия» ничего изменить не может. Политику всегда диктуют сильные. Андреас, конечно, знает об этом, но всё ещё взбрыкивает, как молодой жеребёнок.


- Андреас, тебе надо ещё много работать над собой, чтобы научиться мыслить по государственному. Наш дорогой президент Рейхсбанка подал гениальную мысль. Наша задача правильно ею воспользоваться.


Как надо говорить то, чего нельзя говорить


Когда они расстались с Рихардом и в машине министра отправились в министерство, он уже совсем другим тоном сказал Андреасу:


- Плохи дела у старины Шварцшильда. Он не только не помнит, что эту книгу я сам дал ему почитать, но и не помнит, что уже сделал почти слово в слово то же самое предложение.


- Так вы тогда отказались принять его предложение? Почему же вы согласились сегодня?


- Да нет, я и тогда принял его предложение. И книгу ему дал как раз для того, чтобы ему пришла в голову эта гениальная мысль. Согласись, что гораздо лучше, если эту идею выскажет он. У меня это отнимает большую долю хлопот и ненужной мне ответственности.


- Если у него так плохо с памятью, может лучше пока отстранить его от должности?


- Зачем? Пусть он считает себя ответственным за эту гениальную идею. А всё для нас необходимое всё равно делает его главный помощник доктор Шахт.


- Вы хотите сказать, что Рейхсбанк уже печатает и распространяет фальшивые деньги?!
- Андреас, приучайся всегда применять выражения, которые в случае чего можно применить и в разговоре с прессой. Тогда у тебя будет гораздо меньше шансов случайно сказать то, чего абсолютно нельзя говорить.


- То есть, я должен спросить, ведётся ли уже работа по поддержке тех, кто этого наиболее достоин?


- Это звучит уже гораздо лучше. Кроме того, если у тебя вдруг начнёт припекать под ногами, ты всегда сможешь сказать, что недопонимал смысл происходящего.


Выгадают те, кто этого наиболее достоин


- Так всё быстрее растущая инфляция в Германии связана как раз с этим?


- Андреас, ты ведь, кажется, получил солидное экономическое образование? Неужели вас не приучили к мысли, что постоянная инфляция является закономерным явлением?


- Господин министр, я получил не только солидное экономическое образование, но и солидное образование в области физики и химии. И я хорошо знаю, что без причин ничего не бывает. Я предполагаю, что инфляция марки не может происходить сама по себе. Единственной причиной этого может быть только эмиссия бумажных денег. Ведь золото в данный момент не становится дешевле, поэтому не может становиться дешевле и марка, обеспеченная золотом.


Министр не хотел продолжать этот спор. Они оба сидят в одной лодке, Андреас только делает вид, как будто этого не знает. Поэтому он примирительным тоном сказал:


- Мы должны приучить народ к мысли, что инфляция в Германии по неизвестной причине растёт всё быстрей и быстрей. От этого мы все только выгадаем.


Андреас чувствовал себя просто обязанным вставить язвительное замечание:


- Не все, а только те, кто этого наиболее достоин.


Отделение зерна от плевел


После некоторой паузы министр спросил благодушным тоном:


- Не хотел бы ты оказаться в числе наиболее достойных лиц, и получить за это, скажем, сто миллионов марок?


- Сто миллионов марок? До того, как они будут обесценены?


- Ну, скажем, в пересчёте на золотую марку. Или даже миллиард?


- Ни за что, ни про что? Так ведь не бывает?


- Ну, ты можешь их честно заработать.


- Тем, что выберу достойных?


- Это не такая простая задача. Выбор надо организовать так, чтобы все, кто может каким-нибудь образом воспрепятствовать проведению этой операции, был сам причастным.


- В таком случае, двух достойных я уже выбрал.


- Двух или трёх?


- Двух. Одного выбрали вы сами, господин министр.


Глава 4. В кабинете канцлера


Соперничество с библейским Иосифом


Два человека стоят у окна и любуются погодой. За окном погожий летний день. Один из таких редких в Берлине. Но беседуют они совсем не о погоде.


- Сама по себе операция гениально проста. Рейхсбанк печатает деньги, мы отдаём их нашим агентам, те покупают ценные бумаги, недвижимое имущество и любого рода ценности. Почти всё постепенно переходят в наши руки, так как нехватки в бумажных деньгах у нас, конечно, не будет. Бумага и краска стоят дёшево.


- Этим мы кое в чём переплюнем даже библейского Иосифа. У нас, правда, нет товара, доставшегося нам совершенно бесплатно, но он у нас почти бесплатный. Продадим же мы его гораздо дороже, чем Иосиф продавал доставшееся ему бесплатно египетское зерно.


- Дорогой господин канцлер, мы его не кое в чём переплюнем, мы его абсолютно переплюнем.


– Не понимаю, чем наш трюк лучше? Я думал, что библейского Иосифа превзойти практически невозможно.


- Библейского Иосифа поддерживал за его благочестие - бог. Мы же данную ситуацию создали сами, без чьей-либо поддержки.


- Ну-ну, господин министр, не будем забывать тех, кто помог нам занять ту позицию, которую мы занимаем. Без их помощи мы бы ничего не достигли. И им, естественно, нам придётся отдать значительную часть того, что заработаем мы сами.


- Это верно, но ведь их помощь нельзя сравнить с поддержкой бога. Это всё люди нашего круга. Мы для нашего успеха приложили определённые усилия. Иосифу же было достаточно быть лояльным.


- Нет-нет, господин министр, Иосифа нам не превзойти. Его историю рассказывают уже две тысячи лет, нам же про наш трюк надо будет помалкивать.


- Я не думаю, что Иосифа восхваляли египтяне, которых он с помощью их же зерна хотя и спас от голодной смерти, но сделал рабами фараона.


О переходе количества в качество


- О-о, похоже, что и вы уделили священному писанию известное внимание. С этой точки зрения я на эту историю ещё не смотрел. Да, библия до сих пор остаётся весьма поучительной книгой. Даже для тех, кто в неё не верит. Её только надо уметь читать.


- Совершенно с вами согласен, господин канцлер.


- Вы не поверите, господин министр, но в детстве я мечтал стать полицейским, и в частности, хотел ловить фальшивомонетчиков!


Оба засмеялись.


- Человек, заинтересованный в убийстве одного человека и убивающий одного человека – преступник. Человек, организующий убийство десятков, сотен тысяч, но в интересах государства – это полководец. Количество переходит в качество. Точно также и в нашем случае. Человек, подделывающий банкноты для своего личного обогащения – это фальшивомонетчик. Люди же, эмитирующие бумажные деньги в интересах группы лиц, стоящих на вершине власти, это государственные деятели, - с хитрой улыбкой сказал министр финансов. – Я думаю, Макиавелли сформулировал бы в наше время эмиссию бумажных денег подобным образом. Цели государства выбираются группой лиц, определяющих политику. Они всегда направлены, прежде всего, на достижение их собственных интересов.


- Совершенно с вами согласен, дорогой министр. И как всегда, группа лиц, стоящих на вершине власти, не видит возможности открыто объяснить эти цели горячо любимому ими народу, - добавил с ухмылкой канцлер, и они оба снова захохотали.


Называемая цель должна нравиться народу


- К счастью, об истинных причинах войн или иных действий властей народ не узнаёт никогда.


- Очень красивое определение дал Бисмарк, какой должна быть объявляемая цель войны. Вы наверно помните эту формулировку? - спросил канцлер, садясь за свой стол.


- Разумеется. Это истинный шедевр. «Цель войны должна быть названа такая, какую не стыдно будет назвать и после окончания войны».


- Да, это чудесно сказано. Кстати, как объясняются действия Рейхсбанка, направленные на увеличение денежной массы, находящейся в обороте?


- Необходимостью снабдить предприятия и население нужными платёжными средствами (27.10.23) в условиях развивающегося экономического кризиса.


За стихийные бедствия политиков пока не наказывают


- Это великолепно. Я надеюсь, что это объяснение все примут за чистую монету.


- Им ничего другого не остаётся. Денежные знаки, печатаемые самим Рейхсбанком, никому даже в голову не придёт назвать фальшивыми. Единственная опасность – финансовые специалисты, некоторые из которых сразу могут понять, в чём дело. Их надо купить или обезвредить. Некоторые могут захотеть обратиться в прессу. Но практически вся пресса находится под нашим контролем. Владельцы газет сообщат нам имена всех, кто попытается объяснить происходящее населению. Тем или иным способом мы заставим их замолчать. Печататься и распространяться будет только наша информация.


- А как насчёт зарубежной прессы?


- В этом деле у нас есть определённый опыт. Ленин организовал это дело в России, Бернард Барух в Соединённых Штатах. Пресса, разумеется, писала о многочисленных банкротствах, но так, как пишут о стихийном бедствии.


- За стихийные бедствия политиков пока не наказывают, - засмеялся канцлер, и министр с удовольствием его поддержал.


Главные участники станут миллиардерами


- Министров могли наказать во времена монархии. Сейчас, во времена демократии, мы в случае неудачи просто уходим в отставку, - с улыбкой сказал министр финансов.


- Существенный прогресс, не правда ли? Раньше за подобную операцию мы все бы рисковали головой, а сейчас – в худшем случае – отставка, причём с сохранением барыша, который мы получим, - канцлер засмеялся и со смехом продолжил: - И даже с сохранением министерской или канцлерской пенсии, которую мы честно заработали!


Он с удовольствием сделал особое ударение на слове «честно». Настроение у него сегодня было отличное.


- Но мы добились определённого прогресса не только в этом. В монархии провести трюк с эмиссией бумажных денег просто невозможно. Король этого бы не потерпел. За время проведения подобной операции инвестиционный банк может стать богаче короля. Какому королю было бы такое по вкусу?


Министр продолжил:


- Уже только для создания такой возможности имела смысл революция и ниспровержение монархов. Во всех странах всё прошло как по ниточке. Должно получиться и у нас. Все главные участники станут миллиардерами. Но вознаградить по-королевски надо всех.


Мы хотим остаться совершенно безызвестными


Канцлер неожиданно посерьёзнел:


- В России это привело к гражданской войне. Последствия любой войны непредсказуемы.


В Соединённых Штатах проведённая в прошлом году крупная эмиссия доллара не привела к значительному осложнению политической обстановки. Не произошло бы это и в России. К гражданской войне в России привела вовсе не слишком большая эмиссия рубля, а попытка элиминировать всех, кто мог бы теоретически представить хоть малейшую угрозу для нового режима. К ним причислили поголовно не только всех бывших царских офицеров, но даже интеллигенцию и духовенство. Офицерство отнеслось довольно спокойно к смене власти, но когда они поняли, что их всех собираются вырезать, у них не осталось иной альтернативы, кроме попытки вооружённой борьбы, кроме восстания против новой власти. Дзержинский официально проповедовал в России очень гуманный принцип: «Лучше упустить 10 виновных, чем наказать одного невиновного». На самом деле они придерживались противоположного принципа. Новая власть уничтожила миллионы совершенно невиновных людей, только бы не оставить в живых хоть одного возможного организатора сопротивления новой власти. Как раз в этом и был её просчёт. Восстали даже те, кто при смене власти и не помышлял о сопротивлении. Советам пришёл бы конец. Только твердолобая честность и прямолинейность командования восставших, неспособность их генералов к политическому лавированию в отношении возможных союзников, позволила Ленину удержаться у власти.


- Вы имеете ввиду отказ белого командования предоставить независимость финнам и прибалтийским странам?


- Конечно. Такую глупость ни один политик не смог бы сделать. Тупоголовость военных просто невероятна. Создаётся впечатление, что они в некотором отношении состоят из последних идиотов.


- У них другой менталитет. Они привыкли подчиняться и из любой ситуации стараются достигнуть максимума, не взирая на потери. Они настроены на расширение территории страны, но никак не на то, чтобы отдать её часть. Рассуждать масштабно – это дело политиков. Заметьте себе, верховным главнокомандующим во всех странах почти всегда был сам монарх, а не самый лучший из его генералов.


- Да, в этом вся суть. Генералы не могут и не должны быть политиками, - согласился министр.


- Надеюсь, что ваши люди не переусердствуют и нейтрализуют только тех, кто будет настойчиво пытаться просветить общественность в отношении вашей гениально простой операции. Гражданская война нам не нужна.


- Разумеется, господин канцлер. Мы не намерены войти в историю. Как раз наоборот, мы хотим остаться совершенно безызвестными.


- Совершенно безызвестными, но очень богатыми.


- Вашими молитвами, господин канцлер.


Глава 5. На уровне ступенькой пониже


Предлагаю каждому оценить свою способность держать язык за зубами


- Дело, которое мы хотим провести, требует строжайшей тайны. Но, как вы знаете, тайна, которую знают двое, уже не тайна. Мы вынуждены посвятить в это дело определённое количество лиц, ибо одному оно не под силу. Мы проводим его с согласия и по инициативе весьма высокопоставленных лиц. Тем не менее, об этом мероприятии ни при каких обстоятельствах нельзя говорить при посторонних, будь это даже представители власти. От сегодняшнего дня и до самой смерти. Обо всех проблемах вы сообщаете только тому вышестоящему лицу, которое будут вам указано. О выполнении или невыполнении задания вы сообщаете также только ему.


Наша работа будет чрезвычайно выгодной для каждого участника. В сохранении её тайны заинтересованы все. Поэтому наказание за нарушение тайны может быть только единственным, сами понимаете, какое. Причём тому же наказанию будут подвергнуты и те несчастные, кому вы проболтаетесь. Предлагаю каждому ещё раз оценить свою способность держать язык за зубами. Тем, чей язык не управляется его разумом, сейчас предоставляется последняя возможность покинуть собрание без каких-либо последствий.


Немая сцена


Говоривший замолчал и закурил сигару. Он обводил спокойным, но жёстким взглядом каждого из собравшихся. Остальные пытливо посматривали друг на друга и молчали. Каждый старался показать себя абсолютно уверенным. Но молчание было очень напряжённым. Казалось, ведущий собрание ждёт, чтобы хоть кто-то дрогнул и покинул собрание. И, действительно, минуты через две среднего роста человек, сидевший на самом краю последнего ряда , поднялся, слегка поклонился курившему, и направился к выходу.


Оратор оглянулся в сторону бокового помещения. В его дверях показался похожий на громилу решительного вида человек, внимательно смотревший в спину уходящего. Он молча взглянул на оратора, тот кивнул, и громила направился к заднему выходу. Немая сцена ни для кого не осталась незамеченной.


Оратор спокойно, как будто ничего не произошло, обратился к остальным:


- Теперь мы можем обратиться к существу дела, ради которого мы сегодня здесь собрались.



(3.00)
Просмотров: 619

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus