Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Литература » Как украсть миллиард? Главы 9 - 10
Как украсть миллиард? Главы 9 - 10
(Девушка и банкир)


.
.

Глава 9. Заметка в газете


Я надеялась стать его женой


Вернер шёл своей обычной дорогой из библиотеки. Ещё издали он увидел девушку, стоящую на набережной как раз в том месте, где он несколько недель назад вытащил Катрин из воды. Фигура девушки напомнила ему её. Но не могла же она сама стоять как раз в этом месте? Но чем ближе он подходил, тем больше убеждался в том, что это именно она. Он осторожно приблизился к ней.


- Вас тянет к месту вашего второго рождения? Надеюсь, вас не терзают мысли, похожие на те, что были у вас в тот день?


Катрин узнала голос Вернера и с улыбкой повернулась к нему. Но перед ней стоял, казалось, совсем другой человек. Сегодня он был похож не на рабочего парня, а на молодого преуспевающего бизнесмена. Даже его причёска была изменена.


- Нет, нет, - ответила она. – Это случилось тогда под влиянием минуты. Я надеюсь, что такое настроение у меня никогда больше не возникнет. Я должна ещё раз поблагодарить вас за то, что вы оказались поблизости и смело бросились в воду, чтобы спасти мне жизнь.


- Не стоит благодарности! Лучше расскажите мне дальше вашу историю. Вы остановились тогда на том, что спаслись на берег после падения из лодки, и обнаружили, что вашего знакомого не видно. Как я понял, он был всё ещё под водой после падения из лодки?


- Знаете, Вернер, я много передумала с того дня, как вы спасли мне жизнь. Мне не только кажется, что я второй раз родилась, но думаю, что стала совсем другим человеком. Даже моя мама уже заметила это. Я теперь не только по-другому смотрю на мир, но и на людей. Я теперь могу быть гораздо откровеннее с вами. Тот мужчина, о котором я вам рассказала, был не просто мой знакомый. Я надеялась стать его женой. Он, насколько я знаю, очень богатый человек и имеет весьма важную должность. Поэтому его падение в воду было не только несчастьем для меня, но и могло стать крушением всех моих надежд. Я бросилась в воду искать его. Одновременно со мной это также сделали минимум 5 мужчин, стоявших на берегу. Мне кажется, они больше помешали, чем помогли его спасению. Но и после того, как его вытащили из воды, мне не стало лучше. Мы, правда, общими усилиями добились того, что мой знакомый снова стал дышать , но он не приходил в себя. Только в больнице его привели в сознание, слишком долгое пребывание в воде повлияло на него так сильно, что он забыл всё, что происходило с ним в течение нескольких недель, а может и месяцев до этого несчастного случая. Поэтому он забыл наше знакомство и не мог узнать меня. Хуже того, он стал принимать меня за авантюристку. А я больше не могла притворяться, будто не знаю ни его должности, ни возможных размеров его состояния. Одним словом, я потеряла свой очередной шанс, на подготовку которого потеряла много времени.


Мне казалось, что пришёл конец света


Вскоре после этого случая стала страшно расти инфляция. Мой отец потерял большую часть своих сбережений. Пытаясь спасти то, что осталось, он положился на советы одного банка, в котором деньги якобы не должны были обесцениваться. А оказалось, что этот банк был перед крахом. Банк лопнул, и отец потерял почти все наши деньги. У нас остался практически только наш дом, в котором мы жили. Мы не могли оплачивать даже пару слуг. Мой отец находился в состоянии, близком к сумасшествию. С самого начала инфляции он думал только о том, как спасти будущее нашей семьи. Он был так занят этими своими заботами, что, переходя через улицу, не заметил ни приближавшегося трамвая, ни отчаянных звонков его водителя. Если бы трамвай начал тормозить на один метр раньше, столкновение не произошло бы. Всего один метр! Но он стоил жизни моему отцу. Положение семьи ещё более ухудшилось. Мы c матерью жили тем, что продавали немногие ценности, что у нас ещё были. Но и с этим надо было быть очень осторожным. Деньги, вырученные сегодня, могли через день-два не иметь и десятой доли своей прежней ценности. Мне казалось, что пришёл конец света. В один из таких дней вы увидели меня стоящей на мосту.


- Что же изменило ваши взгляды на жизнь?


- Возможно, шок, который я перенесла. А может быть, спокойствие, которым дышал весь ваш облик.


- Мой облик?


- Да. По вашей тогдашней одежде я сразу поняла, что вы гораздо беднее меня. Но вас это совершенно не заботило. Кроме того, я раньше считала всех рабочих ужасно примитивными. Вы же показались мне очень разумным человеком.


- Разумным? Но мы же тогда практически ни о чём не говорили…


- Да, но в ваших словах всегда звучала логика. По крайней мере, так мне показалось. Единственное, что меня тогда удивляло, это была ваша одежда. В остальном же я сразу заметила, что вы вовсе не считаете себя ниже других. От вас веяло непонятной мне силой и уверенностью.


О тайне, спрятанной в публичной библиотеке


- Я рад, что вы вновь приобрели интерес к жизни. Но я не совсем рабочий. Я студент, плохие времена заставили меня подрабатывать.


- Сегодня вы не похожи ни на студента, ни на рабочего. Сегодня вы похожи на предпринимателя. Или вы просто гений перевоплощения?


- Нет, сегодня я чувствую себя немного преступником. И возможно, что меня даже ищут.


- Вы – преступник? Мне трудно представить такое. Вы меня всё больше заинтриговываете. Да и станет ли преступник раскрывать свою сущность женщине, которую он практически не знает?


- Женщине – возможно станет. Тем более, что вы для меня не просто женщина. Вы считаете себя обязанной мне вашей жизнью. А это располагает к доверию – не только с вашей стороны. Кроме того, я вовсе не считаю себя преступником. Но я оказался в положении, в котором может оказаться преступник. Поэтому я подозреваю, что меня, наверное, ищут.


- Вы говорите загадками. Почему вас должны искать?


- Чтобы не говорить загадками, я должен всё рассказать по порядку. В тот день, когда вы бросились в воду, я в очередной раз шёл из библиотеки. Именно в тот день я нашёл сведения, которые через сутки привели меня к обладанию крупной суммой денег, которые были предназначены вовсе не для меня. И я думаю, что эти деньги наверняка ищут. А поэтому, конечно, ищут и меня.


- Вы ничего мне не объяснили, вы всё также говорите загадками. Что вы ищете в библиотеке и что вы нашли?


Правительство скрывает причины кризиса


- Я пытаюсь понять причины экономического кризиса, постигшего нашу страну, или, как вы говорите, страшно растущей инфляции.


- Но ведь причину кризиса ищет всё правительство, все умные головы Германии. Не может же она быть спрятана в библиотеке?


- Я уже более полугода читаю и собираю всё, что связано с кризисом. И в тот день я, наконец, нашёл нечто такое, что заставило меня подумать, что правительство вовсе не ищет причины кризиса, а скрывает их.


- Что же такое вы нашли?


- Одну секундочку. Я вам сейчас это прочитаю.


Вернер вынул из внутреннего кармана записную книжку и быстро нашёл необходимое место.


- Вот послушайте. Это было опубликовано в одной из газет в конце октября: «Недостаток средств платежа принимает угрожающие размеры и начинает парализовать всю экономику! Требования к Национальному Банку как к организации, снабжающей государство бумажными деньгами, выросли настолько , что ему становится невозможно выполнить даже часть требований, достигших суммы во многие триллионы. Берлинское отделение Рейхсбанка осаждено с полуночи тысячами людей и сотнями транспортных средств. Людские массы запрудили улицы вплоть до Шпительмаркта. Движение по улицам, прилегающим к Рейхсбанку, полностью парализовано»(27.10.23).


- Мне моя мама уже читала нечто подобное. Но мы от этого не стали умнее. Что вы нашли особенного в этих строчках?


- То, что здесь всё поставлено с ног на голову. Ни один банк не является организацией, снабжающей кого-либо деньгами. Чтобы я мог получить от банка деньги, кто-то должен до этого положить соответствующую сумму денег в банк, причём именно для меня. Банк не производит деньги, а только оперирует ими.


- Вы правы, если вы говорите про обычный банк. Но Рейхсбанк не только оперирует деньгами, он и печатает деньги.


- Это верно. Но если бы банки могли по произволу печатать деньги, то никому не надо было бы работать. Любая валюта, в том числе германская марка, имеет определённую стоимость в золоте. Поэтому Рейхсбанк может напечатать только такую сумму германских марок, которая соответствует хранящемуся в нём количеству золота. Если банк ежедневно снабжает кого-то триллионами, это означает, что он печатает и распространяет фальшивые деньги.


Выражение необычного доверия


- Тебе не кажется, что ты где-то запутался? Рейхсбанк не может печатать фальшивых денег. Как раз наоборот, фальшивые деньги сравниваются с деньгами, выпускаемыми Рейхсбанком.


От волнения Катрин не заметила, что перешла на «ты».


- Я тоже не против говорить с вами на «ты», Катрин, если, конечно, вы мне это позволите.


- О-о, я сказала вам «ты»? Извините, пожалуйста, я даже не заметила этого. Но я, конечно, не против, чтобы вы говорили мне «ты». Я вам доверяю. Вам я готова позволить всё, что угодно.


Вернер улыбнулся. Он не знал, как ему распорядиться последней фразой Катрин. Использовать её для «наступления» он не хотел. Он по-прежнему считал её принадлежащей к более высокому сословию. Да и возрастом она была, кажется, не моложе, а старше его, хотя и не намного. Да и то ли она хотела сказать, что можно было подумать, исходя из её слов? Он решил предоставить ей возможность отступления:


- Но, конечно, в пределах разумного? – сказал он. До Катрин только теперь, очевидно, дошёл смысл сказанного ею. Она даже слегка покраснела.


- Конечно, конечно, - поспешно ответила она.


Она была благодарна ему за проявленную им сдержанность. Любой другой мужчина воспользовался бы её оплошностью. А он не только не сделал этого, но и так тактично ответил, что полностью нейтрализовал создавшуюся неловкость положения. Но, тем не менее, она спросила себя, а что бы она ответила, если бы… Она не стала додумывать свою мысль, и сказала:


- Вы, пожалуйста, не обижайтесь, если я снова случайно скажу вам «ты». Я почему-то очень быстро привыкла к вам.


- Не надо извиняться, Катрин. Мне будет очень приятно говорить с вами … с тобой на «ты». Если и ты… если и вы будете говорить мне «ты».


- Я не против. Но, может, я иногда буду путаться. Не принимайте это за моё нежелание говорить вам… тебе «ты».


Я существо противоположного пола


После небольшой паузы она добавила:


- Вы… ты, кажется, хотел объяснить мне, почему деньги, выпускаемые самим Рейхсбанком, могут быть фальшивыми?


- Я совсем потерял нить разговора. Я даже не знаю, можно ли продолжать такой разговор на «ты», тем более, с такой очаровательной девушкой как вы… как ты.


- Спасибо вам… Спасибо тебе за комплимент, Вернер. По-моему, на «ты» можно объяснять всё гораздо легче, чем на «вы». Но пока ты мне что-нибудь объясняешь, было бы хорошо, чтобы ты забывал, как я выгляжу, а может, забывал, по возможности, что я существо противоположного пола.


- Ты знаешь, до сегодняшнего дня я вообще не думал об этом.


Он посмотрел на неё и, уловив что-то в её глазах, добавил:


- Извини, что я говорю такое.


Она улыбнулась.


- Не хочешь ли ты сказать, что ты спасал не девушку, а просто человека?


- У меня не было времени подумать об этом.


- Извини меня, Вернер, я говорю глупости. Я, кажется, старалась смутить тебя. Я пыталась кокетничать. Забудь всё это. Рассказывай дальше про то, как ты заполучил деньги, предназначенные не для тебя. Но сначала, почему деньги, выпускаемые самим Рейхсбанком, могут быть фальшивыми?


- Хочешь ли ты действительно знать это? Нужно ли тебе это?


- Очень даже нужно. Когда-нибудь попозже я тебе объясню, почему.


- Хорошо. Для этого ты должна сначала знать, для чего вообще существует эмиссионный банк.


- Эмиссионный банк? А что это такое?


Глава 10. Два потёртых чемодана


Ночная прогулка к банку


- Право печатать деньги имеют не все банки, а только эмиссионные. Они должны следить за тем, чтобы количество бумажных денег, находящихся в обороте, соответствовало золотому запасу или сокровищнице страны. Они не могут печатать деньги по произволу. Чтобы банки не нарушали этого условия, за этим должны следить соответствующие контрольные органы государства. Рейхсбанк является эмиссионным банком. Поэтому он и Рейхсбанк. Если же Рейхсбанк печатает больше денег, чем это позволено наличным золотым запасом, то излишние деньги не могут покрываться золотыми запасами, и эти деньги по существу фальшивые, независимо от того, кто их печатает.


- До меня это не совсем доходит. Ты хочешь сказать, что это как раз те сведения, которые через день привели тебя к обладанию крупной суммой денег, которые были предназначены вовсе не для тебя?


- Нет, конечно, это я знал и раньше. Но мне не приходило в голову, что Рейхсбанк может себе позволить печатать фальшивые деньги, да ещё и в таких количествах, что любому специалисту в этом вопросе это сразу должно броситься в глаза. А тут даже газетная заметка, по существу, в открытую говорит об этом. Мне показалось это настолько невероятным, что я решил полюбоваться на ту картину, которую описала газета.


- Просто из любопытства?


- Я просто не мог до конца поверить, что это может быть правдой. Ну и, кроме того, я хотел на месте посмотреть, не увижу ли там нечто необычное, что добавило бы сведений для доказательства того, что именно правительство намеренно организовало кризис, против которого оно якобы борется. То же, что там со мной произошло, было в основном только волей случая, а вовсе не логичным следствием того, что я определённым образом истолковал прочитанную мной заметку.


- Но если бы ты не понял того, что ты понял, ты бы не получил те деньги, которые были предназначены не для тебя?


- У меня не было бы причины пойти к Рейхсбанку, тем более в такое позднее время. Я пошёл ночью к банку и обнаружил там как раз такую толпу, какая описана в этой заметке, - сказал Вернер и потряс своей записной книжкой. – Мне показалось, что это всё уголовные типы, помогающие Рейхсбанку распространять фальшивые деньги.


Он вручил мне два потёртых чемодана


- И там ты получил ту огромную сумму денег, о которой говорил?


- Да. Я мало-помалу пробрался к одному из тех мест, где эти люди получали деньги. Я просто стоял и смотрел. И вдруг один из выдававших деньги махнул в мою сторону рукой и сказал, чтобы я забирал свои чемоданы. Только потому, что я находился в своего рода трансе от увиденного, я не оглянулся, чтобы посмотреть, кого же это он на самом деле подзывает, кому он предлагает забрать свои чемоданы. Как заколдованный, я шагнул вперёд и пошёл к нему.


Только тогда я понял, что может произойти. У меня хватило ума не оглянуться назад, чтобы убедиться, что сзади не стоит тот, кого он на самом деле подзывает. Он явно перепутал меня с кем-то. Он даже назвал меня по фамилии, которую я не совсем точно расслышал. Я подошел, и он вручил мне два потёртых чемодана. Я взял их и, кивнув ему, стал пробираться сквозь толпу в обратную сторону. Я ожидал, что он остановит меня и скажет, что мне надо расписаться или предъявить какие-нибудь документы. Но ничего подобного не случилось. Я долго пробирался сквозь толпу этих людей, которых всех принимал за преступников и всё время ожидал, что меня кто-нибудь догонит и остановит.


- Тебе было страшно?


- Нет, это было настолько неожиданно для меня, что испугаться я тогда просто не успел.


- Но ты понимал, что уносишь чужое?


- Конечно. Но чужим это было и для них. Стыдно моего поведения мне не было, так как я был уверен, что поступаю нечестно в отношении бесчестных людей, в отношении негодяев, обкрадывающих весь народ.


- Я не совсем понимаю. Вы считаете… ты считаешь, что эти фальшивомонетчики обкрадывают не просто казну, а весь народ?


Это необходимая часть процесса


- Конечно. Они ведь на эти фальшивые деньги покупают товары, причём покупают не торгуясь. В результате этого за этот товар начинают требовать больше денег, то есть деньги обесцениваются. Обычно, если цена на один товар повышается, то сразу поднимаются цены на все товары. А если деньги обесцениваются, то это бьёт по карману каждого из нас, всех.


- Зачем им покупать товары, если они получают деньги, которые никто не может, по крайней мере, по виду, отличить от настоящих? Они могут просто-напросто положить их в обычный банк и чувствовать себя богатыми людьми.


- Я тоже думал над этим, но не нашёл ответа. По-видимому, это необходимая часть процесса, я бы сказал, политического процесса. Если деньги просто печатать и не тратить их, или, говоря иначе, не пускать их в оборот, то это никак не отразится на обществе. И марка не могла бы от этого подешеветь. Но скажи, какой смысл иметь деньги и не тратить их?


- А если их тратить, то есть покупать различные ценности, то при этом происходит какой-то процесс, при котором одни становятся беднее, а другие богатеют?


- Конечно. Может быть, ты читала, недавно наш канцлер в одной из речей говорил о появлении новоявленных богачей и гибели среднего сословия(23.06.1923). Это как раз следствие этого процесса.


Я открыл один из чемоданов


- Ну, хорошо. Ты получил свои два чемодана и пробирался с ними сквозь толпу. Что ты при этом чувствовал, о чём ты думал?


- Я ничего, кажется, не чувствовал. Возможно, моё состояние было чем-то похоже на шок. Но я старался не привлекать к себе внимания и вести себя так, как будто то, что я делаю, нечто весьма обыденное. Я просто пробирался сквозь толпу уголовников и смотрел, не увижу ли издали кэб. Мне казалось, что я иду уже вечность. А ещё я думал, что за мной, может, идёт кто-то и ждёт, пока я пробьюсь сквозь толпу. А когда я пробьюсь, он мне с ухмылкой скажет: «Спасибо, что донёс мои чемоданы!». Но я, тем не менее, не оглядывался. Наконец, я пробился сквозь толпу и нанял кэб. Я назвал вознице один из отелей, который знал только по названию. По дороге я думал, что мне делать дальше. Я понял, что теперь, пока они не хватятся и не найдут меня, эти чемоданы принадлежат мне. Я открыл один из них. Он действительно был набит деньгами. Там были пачки денег с крупными купюрами. Своих собственных денег у меня с собой было немного. Но дать извозчику купюру из чемодана я не мог. Этим я бы сразу привлёк ненужное мне внимание. Мне пришлось тратить на извозчика последние собственные деньги. У отеля я расплатился и затем нанял другой кэб, который повёз меня совсем в другую сторону, на вокзал. Я поместил оба чемодана в камере хранения, причём отдельно друг от друга . Несколько пачек крупных купюр я на всякий случай взял с собой. Я купил несколько газет и отправился домой.


Мне надо было действовать быстро


Всю ночь я изучал отделы объявлений газет, а утром начал покупать.


Первым делом, я несколько раз закупил полный комплект одежды, переходя постепенно к более дорогим. Потом я купил автомобиль и нанял шофёра. Затем я стал покупать всё, что можно было купить. Я начал с того, что купил два небольших магазина. Один из них я купил на имя моих родителей. В этом магазине они и стали работать. Я покупал драгоценности, золото. Затем я купил два небольших дома, в разных частях Берлина. Мне надо было действовать быстро. Ты же знаешь, деньги в течение нескольких дней могли обесцениться в 10 и более раз. Но могли и подняться в цене . Мне повезло. Мне достались чемоданы в тот момент, когда стоимость бумажной марки поднималась и поднялась более чем в три раза. Но я не обращал на это внимания. Я старался потратить свои деньги. В последний момент мне пришло в голову, что я ведь могу купить и доллары, которые в это время не обесценивались. В магазине моих родителей я сделал тайники , и спрятал там часть своих богатств. Другую часть я спрятал в одном из купленных мной домов.


Это не мои деньги


- Что же ты будешь делать дальше?


- Я не стал счастлив от этих денег. Скорее наоборот. Я не знаю, что с ними делать. Я понимаю, что это не мои деньги и хотел бы их вернуть тем, кому они принадлежат.


- Ты хотел бы вернуть эти деньги в банк?!


- Нет, конечно. Меня не мучит совесть, я ничего плохого не сделал с точки зрения морали.


- Кому же ты хотел бы «вернуть» эти деньги?


- С помощью этих денег обкрадывают всех, весь народ. И в известном смысле я хотел бы вернуть их именно народу. Но я же не могу этого сделать. Поэтому я думаю о каких-нибудь благотворительных обществах. Единственное, что меня останавливает, это мысль о том, что на самом деле они достанутся какому-нибудь мошеннику, который обделывает свои делишки под видом благотворительности. Возможно, ты мне подскажешь какую-нибудь идею, что мне с этими деньгами делать.


Опасное знание


- Твоя жизнь теперь совершенно переменилась?


- Нет. Я по-прежнему хожу в библиотеку и ищу доказательства того, что этот кризис является следствием преступления правительства.


- Но ты же нашёл заметку в газете, которая это доказывает?


- Мне кажется, что если бы они боялись подобных заметок, то эта заметка не попала бы в газету. Эту заметку наверняка понимают немногие.


- Здесь ты прав. Я ведь тоже её не поняла. А я, по-моему, не из самых глупых.


- Ты наверняка смогла бы понять её, ты просто не задумывалась.


- Чтобы задуматься, надо иметь причину, надо на что-то обратить внимание. А чтобы обратить внимание, надо понимать. Ты это понял и тебе надо объяснить это другим. Тебе надо пойти в эту газету, которая напечатала эту заметку, и объяснить им, что происходит.


- Есть сотни людей, которые понимают это лучше меня и могут объяснить это лучше меня. И у них есть авторитет. К ним прислушаются. Но они этого почему-то, кажется, не делают.


- Ты думаешь, у них есть на это причины?


- Конечно есть. Может, ты слышала, недавно на одной из улиц был найден убитым молодой преподаватель экономики?


- Неужели из-за того, что он пытался кому-то раскрыть причину кризиса?


- В его кармане нашли листок с адресом одной из газет. То ли он там уже был, то ли шёл оттуда – неизвестно. Кроме того, несколько месяцев назад произошёл несчастный случай с моей преподавательницей, причем всего за несколько часов до начала лекции, на которой она хотела объяснить причины кризиса. У этой лекции было очень интересное название «Демократия и кризис». Я тоже хотел пойти и послушать эту лекцию. По-видимому, она нашла какую-то связь между этими двумя понятиями, которые мне кажутся абсолютно не связанными. С тех пор я всё время думаю над этим. Но никакой связи я не могу увидеть. Но если бы её не было, она не могла бы дать такое странное название своей лекции.


Надо знать, что ищешь


- Этот несчастный случай оказался для неё смертельным?


- И да и нет. Сперва объявили, что её состояние стабильное и что она наверняка выживёт. Но той же ночью она умерла, и по этому поводу ходило много слухов. Её считали очень талантливым экономистом. И, наверное, не слишком сговорчивой. Поэтому те, кто устроил этот кризис, могли бояться её. С предположением о том, что ей помогли умереть, состыковывается много других разных вещей, происшедших в это же время. Но самое невероятное то, что почти одновременно с этим несчастным случаем произошло ещё одно весьма странное событие. На кафедру, где она работала, проникли неизвестные и унесли с собой кучу всяких бумаг. Как предполагают, искали бумаги с записями о возможных причинах кризиса. Никогда раньше никто не пытался обокрасть эту кафедру. А тут обокрали, причём именно в этот день.


- И ты опасаешься, что если ты обратишься в газету, то с тобой может случиться то же самое?


- Надо мной просто посмеются. Я студент.


- Какой же ты видишь выход?


- Я пока просто собираю факты. А там видно будет.


- Факты – для чего?


- Я готовлю материал для книги. Если я наберу достаточно материала, я попробую её опубликовать.


- И этот материал ты ищешь в библиотеке?


- Конечно, а где же ещё?


- Ты хочешь прочитать все газеты, напечатанные с начала кризиса?


- Нет. Я читаю не только газеты, но и ищу книги, которые, на мой взгляд, каким-нибудь образом могут быть связаны с темой кризиса. Книги я беру домой. Я учусь и исследую одновременно. Если не иметь о кризисе заранее никакого представления, то ничего не найдёшь ни в книгах, ни в газетах. Надо знать, что ищешь. В газетах находятся случайно рассыпанные крупицы сведений, которые создателям кризиса кажутся безопасными. По крайне мере, если все эти случайно рассыпанные факты не собрать в одно целое… О-о, мы уже подошли к твоему дому, а я совсем ещё не расспросил тебя о твоих новостях.


- Мы можем встретиться и продолжить наш разговор. Но одно я хотела бы тебе всё-таки сказать уже сейчас. Тот мой знакомый, о котором я тебе говорила, и за которого я хотела попытаться выйти замуж – Рихард Шварцшильд, президент Рейхсбанка.



()
Просмотров: 276

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus