Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Литература » Как украсть миллиард? Главы 13 - 15
Как украсть миллиард? Главы 13 - 15
(Девушка и банкир)


.
.


Глава 13. Детдом


Знакомая из школьных времён


Вернер всё время возвращался к мысли о необходимости вернуть деньги, которые ему достались, «истинным владельцам». Под этим он понимал какую-либо благотворительную организацию, которые существуют якобы для пользы всего народа, или, по крайней мере, для самой беднейшей его части. Он перебирал все мыслимые варианты и не находил ни одного, который давал бы гарантию того, что всё достанется именно тем, кому надо. Всегда существовала вероятность того, что деньги достанутся каким-либо проходимцам, действующим под видом благотворительного общества. Чем хуже времена, тем больше разводится подобных обманщиков. Решение не находилось, но он продолжал его искать.


Возвращаясь в очередной раз из библиотеки, он увидел идущую ему навстречу девушку, которая по походке напомнила ему Сузан, хорошую знакомую из школьных времён. Ему доставило бы удовольствие поболтать с ней о бывших знакомых, да и вообще, она была очень приятная девушка, добрая душа. Но она вдруг свернула на поперечную улицу.


Вернер прибавил шагу. Он свернул на улицу вслед за ней, но она, как все женщины, очень быстро заметила, что за ней следуют, и, в свою очередь, не оглядываясь, ускорила свои шаги. Не гнаться же за ней бегом, а вдруг и она побежит? Вот будет сценка! Хотя до неё явно было ещё далековато, чтобы можно было убедиться в том, что это именно Сузан, Вернер решил позвать её:


- Сузан, Сузан!


Девушка обернулась, недоверчиво глядя на него, и стала ждать:


- Я видела тебя, когда ты шёл навстречу, но решила, что это кто-то другой.


- Сервус, Сузан! Ты хорошо смотришься. Замуж ещё не вышла?


- Жду, когда ты мне предложение сделаешь, - в тоне шутки ответила Сузан.


- Замуж! Скажешь тоже! - продолжила она. – Люди думают, как бы выжить, а ты про замужество. Но тебе нынешние времена, кажется, пошли впрок.


Кто ищет, тот найдёт


Последние слова она сказала то ли с завистью, то ли с неприязнью.


- Благодаря случаю, - коротко ответил Вернер. В его голосе чувствовалось нежелание рассказывать о том, как именно ему повезло.


- Нашёл чемодан с деньгами? – снова пошутила Сузан.


- Ты прямо сквозь землю видишь, - улыбнулся Вернер. - Не совсем так, но похоже на это. Я нашёл два чемодана.


Сузан приняла его ответ за шутку.


- Не хочешь говорить, не надо. А ты ещё не женился?


- Нет, мне ещё рано. Я студент.


Сузан демонстративно ещё раз оглядела его с ног до головы.


- Похоже, точно. Вон как вырядился. Вылитый студент! – отметила она с издёвкой в голосе.


Вернер не обратил на её слова никакого внимания.


- А ты как? Чем занимаешься? Кем работаешь? Ты же хотела стать воспитательницей?


- Выучиться то я выучилась. Да работу не нашла. Дети сейчас бандами по улицам бродят. Выпрашивают милостыню или пытаются что-нибудь украсть. Столько беспризорных, бездомных стало – ужас! Мне их так жалко!


И тут наконец-то Вернеру пришла в голову мысль, которую он давно искал.


- Не хотела бы ты устроить для них что-то вроде детдома? – невольно спросил он её.

Увидев её удивлённый взгляд, он добавил столь же непродуманно:


- Ну, не для всех, конечно. Для десятка или двух?


Но тут Сузан рассвирепела:


- Да ты что, издеваешься? Мои родители думают, как бы нам с голоду не умереть, а ты тут такое несёшь. Ты думаешь, если тебе хорошо, так и все другие с жиру бесятся? Вот ты, кажется, с голоду не пухнешь. Вот ты и устраивай детдом!


В её глазах была и злость и обида. «Краткость речи не всегда способствует её ясности», - вспомнил Вернер чьи-то слова. Он пояснил примиряющим тоном:


- Как раз это я и имел ввиду. Я хотел бы открыть детдом. Но я ведь не воспитатель, да и вряд ли смогу обращаться с детьми так, как это необходимо. Мне только сейчас пришла в голову эта идея, и я хотел тебя спросить, могу ли я рассчитывать на твою помощь?


Вернер провожает Сузан домой


Тут Сузан остановилась и стала вопросительно смотреть на Вернера.


- Конечно, я хотела бы помочь детям. Но ты же понимаешь, что помощь нужна, прежде всего, мне самой. Мне надо найти работу.


- Извини меня, пожалуйста, Сузан. Я сегодня, кажется, очень непонятно выражаюсь. Я ещё никогда не выступал в роли работодателя. Наверное, мне просто-напросто следовало сказать тебе, что я хотел бы предложить тебе работу в качестве воспитательницы.


- Ты хочешь предложить мне работу в детдоме, которого у тебя ещё нет, который ты хочешь устроить?


- Точно. Вот теперь мы поняли друг друга.


- Детдом? А помещение у тебя есть?


- Есть, причём пустующее. Я думаю, оно очень даже подошло бы для организации небольшого детдома. Если хочешь, покажу.


- Где оно у тебя находится?


Вернер назвал район города, и Сузан сказала:


- С удовольствием посмотрю, но только не сегодня. Сейчас мне надо домой.


Вернер проводил её до дому и стал договариваться, когда зайдёт за ней.


- Уж если ты предлагаешь мне работу, то более прилично будет, если я тебя спрошу, когда и куда я должна прийти, чтобы договориться об условиях моей работы, - с улыбкой сказала Сузан.


- Нет-нет, - ответил Вернер. – Во-первых, как я тебе только что сказал, я работодатель начинающий. Во-вторых, я не собираюсь из твоей работы извлечь выгоду для себя лично. Я хочу помочь детям, небольшому числу их. И я верю, что ты тоже хочешь помочь им. Наши желания совпадают. Так что я зайду за тобой.


Они простились. Сузан осталась стоять у дверей своего подъезда и ещё некоторое время смотрела ему вслед: «Так что же произошло на самом деле? – задумалась она. – То ли он предложил мне работу, то ли он ждёт помощи от меня? Дай бог, чтобы он имел ввиду одновременно и то и другое».


Одни умирают с голоду, а другие с жиру бесятся


Сузан была на два года моложе Вернера. Он нравился ей и был у неё когда-то в её списке возможных женихов. Но он, по крайней мере, в те годы , когда она знала его, мало интересовался девушками. «Жаль, умный парень!» - говорили одни. «Сухарь» - отмечали другие. Он не участвовал в больших мальчишеских бандах, друзья у него были, но их было немного. Он очень много читал, хорошо учился. Любил читать книги, одно название которых других отпугивало. После того, как Вернер окончил школу, Сузан долго не видела его, и стала о нём забывать. Тем приятнее было ей встретиться с ним снова.


- Знаешь, кто меня сегодня проводил до дому? – сказала она матери.


- Ну, кто? Похвастайся!


- Вернер.


- Вернер? Твоя старая любовь? Он то откуда взялся?


- Ну, любовь… У нас с ним ничего не было. Он вообще в те годы девушек не очень-то замечал. Не знаю, интересуется ли он ими теперь. Просто на улице случайно встретились, он меня и проводил до дому. Так шикарно одет, похоже, его родители разбогатели, или он сам разбогател. Он парень-то не дурак.


- Так у его родителей, говорят, магазин появился, может, потому он и одет так шикарно.


Сузан была очень удивлена, когда увидела, что Вернер приехал за ней на машине.


- Это что, твоя? – спросила она с недоумением.


Она ещё ни разу не сидела в машине. Тем более в подобной. Ей казалось, что такую машину могут иметь только очень большие господа, и вдруг оказывается, Вернер… Она всегда знала его как скромного парня, и ей казалось, что ему такая вещь не идёт. Ведь такая дорогая, наверно. Она осторожно села в машину, боясь не то что-нибудь поломать, не то попасть в плен к чудовищу, от которого можно невесть чего ожидать.


Вернер плавно тронул машину.


- Не бойся, она тебя не съест, - с усмешкой сказал он.


- Я не боюсь, просто непривычно. Давно ты её купил?


- Уже пару месяцев тому назад.


- Вот уж действительно, одни умирают с голоду, а другие с жиру бесятся. - Она явно не одобряла приобретение Вернера.


- Это я её с перепуга купил после того, как нашёл два чемодана денег. Сейчас я, возможно, уже не купил бы её.


- Знаю я уже, что за два чемодана денег ты нашёл. У твоих родителей магазин – вот откуда это всё.


- Ты уже и про магазин знаешь? – с деланным удивлением спросил Вернер.


- Конечно, знаю. У людей глаза-то ведь есть.


В её голосе слышалась явная неприязнь. Вернеру нравилось это. Он тоже никогда не стремился к богатству, и ему не нравились особенно те, у которых оно ни с того, ни с сего вдруг появлялось. Сузан же в этой машине, прежде всего не нравилось то, что она, по её мнению, удаляла её от Вернера. Вернер становился для неё человеком другого класса. Мать её всегда говорила ей: «Не гоняйся за богатыми женихами! Всю жизнь будут попрекать тем, что взяли тебя из бедной семьи!»


Сузан в роли эксперта


- А вот и наш будущий детдом! – сказал Вернер, открывая ворота во двор, в глубине которого стоял дом, наверное, тот самый, пустующий, о котором он говорил. Сузан вошла во двор и встала в сторонке, наблюдая за въезжающим во двор Вернером и одновременно разглядывая стоящий в глубине дом. Конечно, это был не дворец, но вполне приличный двухэтажный каменный дом, в котором могли разместиться минимум две, а то и четыре семьи. Сузан не стала расспрашивать, кому этот дом принадлежит. Она боялась, что снова услышит, что он принадлежит Вернеру. Он отомкнул и открыл перед ней входную дверь.


Сузан больше всего интересовало наличие кухонных помещений и отопления. Детей надо кормить и они любят тепло. Минут 20 прошло в почти непрерывном открывании и закрывании дверей и брожении по пустым комнатам. Потом они снова вышли во двор.


- На улице пока всё ещё приятнее, чем внутри, - сказала Сузан, останавливаясь под одним из деревьев метрах в 20-и от дома.


- Сколько детей ты хотел здесь разместить?


- Это я хотел тебя спросить: сколько можно их здесь разместить?


- Всё зависит от того, сколько детей ты хочешь разместить в одной комнате. Если говорить о том, сколько детей могли бы здесь спать, то здесь можно разместить не меньше, чем 50 детей. Но здесь нет большого помещения для столовой, нет помещения для достаточно большой кухни. Кроме того, было бы желательно, чтобы кухня и столовая находились рядом. Здесь всего несколько туалетов. Мне кажется, что этот дом не приспособлен для детского дома. Что здесь было раньше?


- Здесь была расположена какая-то фирма, в основном помещения использовались как канцелярские. Но ты ещё не всё видела. За этим домом есть ещё вспомогательные помещения. Там была, кажется, швейная мастерская. Там же есть и туалеты, не очень современные, но, кажется, достаточно много.


Сузан обошла вместе с Вернером дом и увидела за ним небольшое одноэтажное здание с плоской крышей. Несмотря на небольшой размер, оно содержало достаточно большой зал, потолок которого поддерживался несколькими колоннами. Увидев его, Сузан тотчас сказала:


- Этого зала могло бы хватить не только для столовой, но и для кухни. Не хватает только необходимых кухонных устройств.


Кто опоздает, ужина не получит


Для начала Вернер купил по дешёвке две солдатские кухни вместе с набором солдатской посуды. Подходящего повара подсказал ему отец. Он тут же принялся за работу.


Несколько плакатов, развешанных в ближайшей окрестности, приманили первых бездомных сорванцов. Они с жадностью ели неприхотливую пищу из солдатских котелков и оценивающе разглядывали строения и двор, куда их заманили плакаты. Но больше всего их привлекла блестящая никелированными деталями машина Вернера. Вернер и Сузан сидели тут же на деревянной скамье под деревом и рассматривали своих гостей.


- Что это за дом? – спрашивали их маленькие посетители.


- В этом доме, если захотите, сможете жить, – сказала приглашающим тоном Сузан.
Дети неверяще переглянулись.


- Но только в том случае, если будете себя хорошо вести, - добавил Вернер.


Знакомая, не раз слышанная ими в их лучшие времена фраза о необходимости хорошо вести себя, прибавила детям уверенности.


- А чья это машина? – в голосе спрашивающего мальчишки звучала непереносимая надежда на продолжение сказки.


Сузан взглянула на Вернера: что-то он ответит?


- На этой машине сможет каждый из вас прокатиться, кто проживёт больше недели в этом доме и не получит никаких замечаний, - ответил Вернер.


Этот ответ был для ребят большим обещанием, чем предложенная возможность жить в этом доме. Их глаза заблестели в ожидании сказочной возможности. Для исполнения этого обещания они были согласны не только обещать хорошо вести себя, но и готовы были бы целую неделю голодать.


- Нет-нет, голодать вам в ближайшее время не придётся, - заверил их Вернер. – После обеда можете играть во дворе до вечера, а вечером получите ужин. А если хотите, можете навестить своих друзей и показать им дом, где будете с сегодняшнего дня жить. Но к семи вечера чтобы были здесь. Кто опоздает, ужина не получит.


Проблема с детской одеждой


Повар был оставлен присматривать за всем, Вернер же вместе с Сузан уехал к своим новым знакомым, у которых несколько дней тому назад купил солдатские кухни. К вечеру во двор въехал грузовик, в кузове которого находился десяток двухэтажных солдатских кроватей, а также соответствующее число матрацев и постельного белья. Двое солдат разнесли кровати по комнатам, которые им указала Сузан, и собрали их. Туда же они отнесли матрацы и постельное бельё. Через час новоявленный детский дом был готов принять новых постояльцев на ночлег. Они стояли тут же вокруг и с любопытством наблюдали за происходящим. Некоторые из них вернулись к ужину не одни, а привели своих закадычных друзей, таких же бездомных, как и они. Одетые во что попало, все они были переполнены ожиданием исполнения неожиданного счастья, свалившегося на них. Всем им хотелось снова иметь постоянную крышу над головой и заботливых взрослых, не забывающих регулярно снабжать их тем, чем можно набить их вечно голодные желудки. Но, может быть, даже больше всего этого им хотелось снова чувствовать прикосновение мягких женских рук, дарящих им тепло, нежность и веру в будущее. Одна девчушка, пристроившись около Сузан, прямо млела от поглаживающих движений руки Сузан по её головке. А Сузан вдруг остановила поглаживающие движения своей руки и поднялась.


- Наш повар приготовил нам горячую воду. Ванной или душевой у нас пока нет, но тот, кто не помоется с ног до головы , в постели спать не будет. Пойдёмте в помещение кухни, будете там мыться. А после мытья сразу в постель!


И тут до Вернера дошло, что ведь детям не во что переодеться. Детской одежды купить он не догадался. Вся их одежда грязная, а может и вшивая . Конечно, помыться им надо, но без осмотра их головок и их одежды их в постель пускать нельзя. Он смотрел на Сузан и не знал, что ему делать. Сузан же решила просто:


- Эту ночь дети будут спать без одежды. За ночь надо их одежду постирать. Самое лёгкое успеет к утру высохнуть. А твоя задача, Вернер, не позже чем к обеду купить всем одежду, пусть даже поношенную, но чистую.


- А в чём дети будут завтракать? – спросил Вернер.


- В крайнем случае, завернутся в простыни, - пошутила Сузан.


- Нет-нет, римские сенаторы нам не нужны, так это дело не пойдёт. Дети все эти дни были в лохмотьях, ничего не случится, если они ещё раз оденут эти лохмотья завтра утром. А завтра мы решим вопрос стирки и завтра я всем куплю одежду, чтобы они могли переодеться. Ты помоги составить мне список всего необходимого. Нужно купить ботинки, тапочки, бельё, одежду и всё разных размеров.


Тут же встал вопрос о том, что детей нельзя оставлять на ночь одних. Часть детей, услышав о том, что перед сном надо помыться, просто-напросто исчезла. Осталось три девочки и шесть мальчиков. Пока все вопросы, связанные с бытом, не будут решены, решили дополнительных бездомных детей пока не искать. Сузан сказала, что может переночевать в комнате с девочками. Мальчики пусть спят одни, но они будут знать, где находится Сузан.


- Твои родители не будут знать, где ты находишься, будут беспокоиться.


- Я съезжу домой, и сразу приеду обратно.


- Это будет слишком долго. Я тебя отвезу и привезу обратно.


Мать Сузан, узнав в чём дело, вызвалась переночевать в детском доме вместо Сузан. Но Сузан воспротивилась:


- Меня дети уже знают, а тебя ещё нет. Они могут испугаться.


В конце концов решили, что они поедут ночевать туда обе. Вернер отвёз их в детдом и, договорившись, что они будут делать завтра утром, поехал к себе домой. Вернулся он в детдом на следующий день к 11 дня с несколькими большими пакетами одежды и белья различных размеров.


Глава 14. Катрин появляется в детдоме


Необходимые достоинства молодого человека


Вернер заехал к Катрин. Ему хотелось повидать её и рассказать, что он нашёл решение своей проблемы о том, как вернуть «истинным хозяевам» доставшиеся ему два чемодана денег. С тех пор, как он в своём новом одеянии напоминал современного делового человека, мать Катрин относилась к нему гораздо лучше. Он стал своим человеком в доме. Да и на Катрин он, как ей казалось, влиял в положительную сторону. Она стала спокойней, меньше ссорилась со своей матерью. Катрин рассказала ей, что, по её мнению, из Вернера может получиться хороший исследователь, что он очень настойчив в достижении своей цели и у него светлая голова. То, что его исследования направлены на разоблачение преступной деятельности правительства, она ей не сказала.


- Разве он не бизнесмен?


- У него есть магазин и пара небольших домов. По роду деятельности он скорее всего средний рантье, увлекающийся наукой, научными исследованиями. Формально он студент.


Студент. Для молодого человека в этом нет ничего предосудительного. Главное, чтобы человек имел средства на жизнь и мог содержать свою семью. Кем он считается формально, не имеет никакого значения. Он моложе её дочери, вряд ли они когда-нибудь станут супругами. Но если и станут, то лучше, если её зятем станет умный рассудительный молодой человек, чем какой-нибудь из более хорошей семьи, но не умеющий обращаться с деньгами и думающий только о развлечениях.


Не буди лиха, пока спит тихо


Вернер рассказал Катрин, что нашёл применение своему пустующему дому и открыл в нём детдом.


- Трудно поверить, что в эти времена кто-то может тратить деньги на благотворительные дела, - сказала Катрин.


– Как только ты ухитрился выйти на таких людей? – Она посмотрела на выражение его лица, изменившегося с радостного на несколько недоумённое. Она поняла свою оплошность и тут же добавила:


- О-о, я кажется, поняла, что ты совсем недолго искал людей, способных в наши времена на такие поступки. Ты нашёл решение своей проблемы? - спросила она обрадованным тоном.


Вернер кивнул в ответ:


- В моём детдоме пока всего чуть больше десятка детей. У нас были трудности из-за того, что мы не сразу предусмотрели всё необходимое. Я не подумал о том, что детям нужно не только кушать, но и мыться. Им нужно не только место где спать, но и одежда, в которую можно переодеться после мытья, не подумал о том, что нужен кто-то, кто бы ночевал с ними и охранял их ночью в их детдоме. Я оказался абсолютно непредусмотрительным. Но теперь, кажется, мы уже решили почти все проблемы, которые возникают в таком детдоме.


Катрин захотела немедленно увидеть всё это своими собственными глазами.


- Отвези меня, пожалуйста, туда, мне хочется на всё это посмотреть. Может, я смогу чем-нибудь помочь твоим детям.


Сев в машину рядом с Вернером, она спросила:


- Почему это ты всё время говоришь «наш детдом» и «мы решили», а не «я решил». Ты нашёл ещё кого-нибудь, кто готов тратиться на детдом?


- Не совсем так, - ответил Вернер и стал рассказывать о случайной встрече с девушкой, с которой он учился в одной школе, и как она навела его на мысль открыть детдом.
- Как её зовут?


- Сузан.


- Вы учились в одном классе?


- Нет, она на два года моложе меня.


Катрин сразу подумала, что Сузан может стать её соперницей в её посягательстве на Вернера, а может, уже давно является ею. Она никогда не спрашивала его, есть ли у него девушка. Но она не стала спрашивать Вернера о том, нравится ли ему Сузан, чтобы даже не наводить его на эти мысли.


Милосердие в помощь милосердию


Она заглянула чуть ли не во все комнаты, с любопытством рассматривала детей, гладила их по головке, спрашивала, как их зовут, умеют ли они читать и писать. Затем она спросила Вернера, есть ли у них уже детские книги.


- Есть, но пока очень мало. Надо будет купить.


- Не надо тратить деньги на всё подряд. Надо мобилизовать на это дело старушек, которые горят желанием помочь бедным детям. Они могут собрать не только книги, но и одежду, бельё, посуду, мебель. Конечно, я понимаю, что тебе надо потратить деньги именно на благотворительность, но если мы привлечём к этому сердобольных старушек, то мы сможем сделать гораздо больше добра для детей, чем ты бы это смог сделать один.


- Это вполне благоразумная мысль, - согласился Вернер.


- Это дело я возьму на себя. Я привлеку к этому свою маму. А у неё масса знакомых состоятельных пожилых дам, которые только и думают о том, как бы показать себя милосердными в отношении бедных, особенно в отношении бедных детей.


Катрин осталась до вечера. Она даже немного поела, как и все присутствующие, из солдатского котелка. Когда все дети закончили ужин, она вдруг неожиданно спросила:


- Дети, а танцевать из вас кто-нибудь умеет?


Все заулыбались, смущённо поглядывая друг на друга. Наконец одна девочка робко сказала:


- Я умею…


- Ну, что ты умеешь танцевать?


- Не знаю.


Все засмеялись, а Катрин подбодрила девочку:


- Ну, покажи, что ты умеешь танцевать?


Девочка сперва помялась, а потом вышла немного вперёд, взялась обеими ручками за края подола по бокам платья и стала что-то вытанцовывать, быстро перебирая ножками и иногда слегка подпрыгивая. Подпевать она не подпевала, и может, поэтому никто не понял, что же она танцевала.


Несколько мальчишек засмеялись, и она, засмущавшись, остановилась.


- Умница! – похвалила её Катрин, а Сузан притянула её к себе и погладила по головке.


- Завтра я привезу граммофон, и мы устроим танцы, - пообещала Катрин.


Все стали недоверчиво переглядываться. Граммофон! Слово это многим было знакомо, но граммофоны в то время были ещё очень дороги.


Глава 15. Танцы под граммофон


- Будьте добры, пригласите меня на вальс!


Катрин выполнила своё обещание, и на другой день почти сразу после ужина начались танцы. Дети, правда, поначалу больше стояли и с восхищением смотрели на граммофон и на вертящуюся на нём пластинку, но некоторые из них крутились между отодвинутыми к стенке обеденными столами, пытаясь изобразить подобие танца. Катрин принесла не только граммофон, но и две бутылки красного вина.


- Вы же наверняка не праздновали открытие детдома, - сказала она, и попросила Вернера открыть одну из бутылок.


- Только для взрослых! – провозгласила она громко, как со сцены. – А всем детям – компот!


Она посмотрела в сторону кухни на повара, и тот также громко заверил:


- Сейчас будет!


Катрин привезла с собой и рюмки для вина. Компот же повар наливал в солдатские котелки. Все взрослые выпили по рюмочке в честь открытия детдома. Дети чокались солдатскими котелками и пили с не меньшим удовольствием компот. Затем под звуки граммофона Катрин стала обучать детей танцевать. Сначала она подошла к Вернеру и сказала:


- Будьте добры, пригласите меня на вальс!


Оказалось, что Вернер умеет танцевать, причём гораздо лучше, чем она ожидала. После этого очередь пришла для танго. Катрин стала танцевать с детьми. Потанцевав немного с одним из детей, она отдавала его в руки другого ребёнка и говорила:


- Танцуйте вместе! Двигайтесь, двигайтесь! Рано или поздно у вас будет хорошо получаться!


Тут же она брала другого ребёнка и пыталась и его заставить двигаться в такт музыки.


- Вернер, приглашайте дам! – крикнула она через весь зал и показала рукой на стоящих по краю круга девочек. Вернер, улыбаясь, последовал её примеру и пригласил на танго девочку, стоявшую в этот момент почти рядом с ним. После этого приказ настиг Сузан:


- Сузан! Белое танго! Приглашайте мальчиков!


Все приглашают всех


Её приказов невозможно было ослушаться. Как Вернер, так и Сузан последовали её примеру и после нескольких минут танца с одним из детей, находили ему другого партнера и приглашали следующего ребёнка. Вскоре все дети находились в центре зала, пытаясь подражать в своих движениях взрослым. Для детей это была новая и необычная игра. Почти все, особенно девочки, оживлённо улыбались. Как и взрослые, они бросали своего партнёра, и находили другого. Катрин показала, как это может делаться с помощью хлопков в ладоши. Каждые две-три минуты все вслед за Катрин хлопали в ладоши и менялись партнёрами. Причём дети особенно усердно «отхлопывали » взрослых партнёров. Сузан, увидев сидящего в стороне повара, единственного пожилого человека в зале, подскочила и к нему, и вместо слов похлопала перед ним в ладоши. Тот, улыбаясь, пытался воспротивиться её приглашению:


- Я не умею! Я последний раз танцевал сто лет назад, на своей свадьбе!


- Меньше уметь танцевать, чем дети, вы не можете! – сказала Сузан и потянула его за руку к танцующим. Повару пришлось сдаться. Но долго танцевать с Сузан ему не пришлось. Двое детей появились рядом с ними и захлопали в ладоши. Пришлось «неумеющему» повару танцевать с маленькой девчушкой и уже выступать в роли ведущего. При следующем хлопании в ладоши Сузан заполучила в партнеры Вернера.


Не всё решают годы


- Никогда не думала, что танцы с детьми могут быть такими интересными, – сказала она. – И детям сегодняшний вечер тоже явно очень нравится. Катрин просто молодец, что придумала так провести вечер. Давно ты её знаешь?


- По-моему, проще ответить, давно ли я с ней знаком. Сегодняшний вечер показал, что я её абсолютно не знаю. Похоже, что в ней пропадает организаторский талант.


- Хорошо было бы, если бы она стала руководителем нашего детского дома. Она придала бы ему гораздо больше жизни.


- Ага! Меня из руководителей ты уже увольняешь? – пошутил Вернер.


Сузан не успела ответить. Рядом с ними похлопали в ладоши детские ручки, и оба они заполучили по новому маленькому партнеру.


- Ты у нас только спонсор! – ответила она Вернеру с улыбкой.


Разговор о Катрин она завела, чтобы попытаться понять, как он к ней относится. Конечно, она лет на пять моложе Катрин. Но не всё решают годы. Катрин, безусловно, относится к более зажиточной части общества, и к этой же части, кажется, теперь относится и Вернер. Но, прежде всего, она понятия не имеет, как он относится к ней самой. Тем более, что теперь он выступает в роли её работодателя.



(3.14)
Просмотров: 102

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus