Rambler's Top100 Індекс цитування Яндекс.Метрика
Портал интересных статей » Литература » Как украсть миллиард? Главы 24 -27
Как украсть миллиард? Главы 24 -27
(Девушка и банкир)


.
.






Глава 24. Ничто не бывает без последствий


Крутой поворот


- Так тебя всё-таки интересует любовь, - сказала Катрин Вернеру, когда вечер был закончен и для взрослых, после того, как почти все разошлись.


- Конечно, как всех молодых людей, как всех студентов. К сожалению, я пока ещё не очень представляю, что это такое.


- Никогда не думала, что молодой человек в твоём возрасте признается в подобном, особенно девушке.


- Девушке в этом легче признаться, ведь все девушки тоже ищут любовь.


- А чего ищут юноши?


- Юноши больше ищут чисто физического знакомства с тем, что обычно сопутствует любви.


- Но ведь этого ищут и девушки. Они только не признаются в этом так откровенно, как юноши.


Вернер почувствовал, что этот разговор может слишком далеко завести, и решил направить его в более спокойное русло:


- Девушки намного более осторожны в проявлении этого своего желания. Сперва свадьба, затем всё остальное.


- Конечно, для девушек неосторожное проявление этого желания может иметь очень серьёзные последствия. В одно мгновение все их надежды на будущее могут рухнуть!...

Вернер решил, что они миновали опасный поворот. Но Катрин, оказывается, вовсе не закончила свою фразу. Она продолжила:

- Правда, это относится больше к девушкам из малоимущих слоёв общества. Девушки, более обеспеченные, проявляют гораздо больше смелости. Особенно, если они по-настоящему влюблены.


И тут Вернера, которого очень интересовал вопрос, может ли расчётливая девушка влюбиться, дёрнуло за язык:


- Но, наверное, это никак не относиться к девушкам, которые пытаются выйти замуж за президента Рейхсбанка. Они должны оставаться холодными, как айсберг, и расчётливыми как бухгалтер. Гореть ярким огнём, они, по-видимому, абсолютно не способны.


Ответный выпад


Это был даже не камушек в её огород. Это был настоящий булыжник. Катрин было впору обидеться. Но она увидела в этом хорошую возможность дальнейшего прорыва в нужном ей направлении.


- Тот, кто силён в логике, не должен забывать, что любовь логике не подвластна. Все девушки, как известно, ищут своих принцев. Но это не значит, что они действуют только из расчёта, что они неспособны влюбиться.


- Есть авторы, которые доказывают, что все влюбляются именно по расчёту, и только по расчёту, но этот расчёт происходит обычно на подсознательном уровне. И именно подсознательное ощущение того, что найден человек со всеми необходимыми параметрами, вызывает ощущение влюблённости.


- О-о, оказывается, тебя интересует не только теория экономики, но и теория чувственных отношений! Скажи, пожалуйста, а можешь ли ты отличить влюблённую девушку от невлюблённой?


- По-моему, это может практически любой.


- Любой, кроме тебя?


Вот он, ответный выпад! Око за око, зуб за зуб. Вернер посмотрел на неё долгим, немного насмешливым взглядом.


- Ты хочешь сказать, что я такой ненаблюдательный?


- Наблюдательный, но не во всём. Ты уже более трёх месяцев не можешь заметить, что рядом с тобой находится влюблённая девушка.


- Странная ситуация. А тебе не приходило в голову, что эта влюбленная девушка совершенно не замечает, что рядом с ней находится влюблённый молодой человек?


Вот тут уже пришло время удивиться ей самой. У неё даже дух перехватило.


- Не может быть, - только и сказала она.


- Почему же нет?


- Девушки такое сразу замечают.


- Но, может быть, только тогда, когда молодые люди не умеют держать себя в руках?


Катрин боялась разрушить создавшееся ощущение. Неужели? Она решила переменить тему, чтобы не приближать развязку этого разговора. Кто знает, какой она окажется? Этот разговор лучше всего продолжить в другом месте. Она не хотела упускать возможного шанса.


- Послушай, Вернер, ты уже так часто бывал у нас дома, а я ещё ни разу не была у тебя. Я даже не знаю, где ты живёшь и как ты живёшь.


- Я могу пригласить тебя в гости, и ты всё увидишь своими собственными глазами. Когда бы ты хотела?


- Когда угодно, хоть сейчас. Ты ведь знаешь, что я тебе доверяю. Вместе с тобой я пойду хоть на край света. И даже к тебе домой. Или ты боишься сейчас? Ведь на улице темно. Ночью всякое может случиться, - сказала она с насмешкой.


- Ты меня совсем запугала. Но я всё-таки готов пойти на такой большой риск и приглашаю тебя к себе. И если ты хочешь, то прямо сейчас, - в тон ей ответил Вернер.


- Я принимаю твоё приглашение, - с насмешливой улыбкой ответила Катрин и сделала книксен. – Но по дороге мы завезём домой Сузан. Ты только не говори ей ни о чём. Я хочу посетить тебя в полной тайне от всякой общественности.


Катрин была необычно игрива.


В машине они говорили о сюрпризе, который им приготовили к сегодняшнему вечеру дети, и гадали, кто был автором и режиссёром оригинального номера с притчей о венике.


- Кто бы это ни был, мальчик или девочка, у этого ребёнка есть безусловный талант, - сверх меры оживленно сказала Катрин.


- Если мы спасли талантливого ребёнка, то моя затея с детдомом вдвойне окупилась уже сейчас, - заметил Вернер.


- Суд и милосердие совершают, не взирая на лица, - осуждающе сказала Сузан. Она пытливо смотрела на обоих, и ей сверлила голову мысль: «Похоже, между этими двумя что-то произошло. Когда? Во время концерта я ещё этого не замечала».


- Отличная фраза. Я никогда её раньше не слышал. Ты её сама придумала? – спросил Вернер.


- Может, я её где-нибудь слышала, - пожала плечами Сузан.


Признание


Вернер занимал три комнаты в купленном им четырёх-квартирном доме. Он открыл ключом дверь и пропустил Катрин вперёд. Она вошла осторожно, как будто боялась, что сейчас может произойти нечто неприятное.


- Одну секунду, сейчас я зажгу свет.


Он помог ей снять пальто и повесил его в небольшой шкаф, расположенный в прихожей. Затем он сделал приглашающий жест, предлагая пройти дальше. Катрин прошла по комнатам, заглянув в каждую. Гостиная, кабинет, спальная – определила она. Вернер стал растапливать камин в гостиной.


- Прислугу ты себе ещё не взял?


- Для этого нужна значительно большая квартира. Я не тороплюсь привыкать к жизни со слугами. Возможно, я и не буду этого делать.


Катрин прошла в кабинет и стала рассматривать корешки книг, стоящие в шкафу. Шкаф с книгами стоял и в гостиной.


- Давно ты собираешь книги? – спросила она.


- Раньше я пользовался практически только библиотечными, - ответил Вернер. Эти два шкафа вместе с книгами я купил по случаю у вдовы одного профессора. Я прочитал из них не более десятка. Хочешь ты чего-нибудь выпить? – спросил Вернер. Он стоял посредине комнаты и смотрел на Катрин.


- У тебя есть выбор? – спросила она и подошла к нему.


- Я сам-то ничего не пью. Но держу несколько бутылок на случай неожиданного прихода гостей.


Катрин не ответила на это.


- Так это правда про влюблённого молодого человека? – спросила она и положила ладони на его плечи, слегка охватив пальцами тыльную сторону его шеи.


- А это правда про влюблённую девушку? – спросил он в тон ей и положил обе руки на её талию, но не притянул её к себе.


Она прислонила голову к его плечу и сказала почти шёпотом:


- Мне кажется, что я полюбила тебя с первого дня, как я тебя увидела. И с тех пор с каждым разом мне кажется, что я люблю тебя всё больше и больше. Мне кажется, я раньше ни в кого не влюблялась по настоящему. Раньше мне только хотелось выйти замуж, потому что так полагается. Я хотела жить для себя. А теперь я поняла, что можно жить для другого человека и быть при этом гораздо счастливее, чем если жить только для себя. Я очень рада, что дождалась тебя. Мне кажется, что ты единственный человек, кого стоит любить, кому стоит посвятить всю свою жизнь.


Она поглаживала пальцами его шею, потом стала одной рукой поглаживать его плечо, предплечье. Она чувствовала его нерешительность. Его руки неподвижно замерли на её талии. Он, похоже, держал этим её тело на расстоянии, не желая прижать её к себе.


- А ты, влюблённый молодой человек, - спросила она, - что скажешь ты?


Я не создан для счастья


Он перенёс одну из своих рук на её плечо, слегка прижал её к себе, но затем сразу ослабил объятие.


- Я тоже считаю, что любви надо отдать всего себя, что надо жить для любимого человека. Я мог бы повторить то же самое, что и ты мне сказала. С каждым разом, что я видел тебя, ты мне нравилась всё больше и больше. Мне стало казаться, что я уже не могу без тебя. Но я боялся хоть чем-нибудь выразить моё чувство. Мне всегда казалось, что в моём отношении к тебе чего–то не хватает. И вот теперь ты это сказала. Любимому человеку надо посвятить всю свою жизнь. Я теперь понял, что я всё-таки сказал тебе неправду про влюблённого молодого человека. Я не чувствую в себе силы посвятить кому-нибудь всю свою жизнь, жить для кого-то. У меня на первом месте моя книга.


Он отстранил её от себя, чуть ли не оттолкнул.

- Прости меня, наверное, я не умею любить. Ты мне нравишься, я стремлюсь к тебе. Но жить только для тебя – такое я не могу себе представить. Я принесу тебе не счастье, а горе. Прости меня. Я дал себя увлечь твоей чувственностью, я захотел быть таким же, как все. Я захотел счастья. Я не создан для этого.


Он отошёл к окну и смотрел в темноту ночи. Потом он повернулся к ней:


- Я отвезу тебя домой. Прости меня за то, что я привёз тебя сюда. Прости меня. Я сделал тебе больно. Я не хотел этого.


Я живу твоей жизнью


Она подошла к нему и взяла его ладонь в свои.


- Ты такой умный. Ты многое понимаешь и видишь лучше, чем другие люди. Но и ты ошибаешься, и ты не можешь понять некоторые простейшие вещи. Ты умеешь любить, но ты не понимаешь этого. Ты очень хороший человек. Ты , кажется, не веришь в бога, но ты исполняешь библейские заповеди. Ты, как и любящие, тоже живёшь не для себя , а для других. Но ты любишь слишком многих, ты любишь весь народ. Ему ты решил посвятить всю свою жизнь. И потому ты боишься любить одну женщину. Женщина хочет мужчину всего. Она хочет сделать его своей принадлежностью, своей игрушкой. Ты чувствуешь это и потому боишься любить женщин. Я тоже хочу тебя всего, но я не хочу сделать тебя несчастным. Я не требую тебя всего. Я полюбила тебя как раз за то, что ты необычный, за то, что ты думаешь не о себе, а обо всех. Ты как Христос. Он тоже любил людей и не думал о своём счастье. Я не требую от тебя никаких обязательств. Живи так, как ты должен жить. Я не буду тебе обузой. Как раз наоборот, я хочу помочь тебе. Ты же видишь, я уже сейчас стараюсь во всём помогать тебе. Я уже сейчас живу твоей жизнью. И я счастлива от ощущения, что могу быть тебе полезной.


- Я понимаю, что ты особенный, - продолжила она. - Но от обычной человеческой жизни и тебе не уйти. И тебе нужно то же счастье, что и всем другим. Ты сильный. Но и тебе нужна ласка. Ты от этого станешь только ещё сильнее.


Она подняла его ладонь и положила её себе на грудь. С волнением она почувствовала его осторожное пожатие. Она потянулась своим лицом к его лицу, она втягивала его запах, слегка прикоснулась губами к его губам:


- Я хочу жить твоей жизнью, дышать твоим дыханием, стать частью тебя.


- Милая, теперь я люблю тебя ещё больше. Но мне стыдно взять всю тебя и не предложить тебе взамен меня всего.


- Не думай об этом. Ты предлагаешь мне гораздо больше, чем ты думаешь. Я люблю тебя.
- Я люблю тебя, - как эхо, повторил он.


Ей казалось, что он плачет. Она почувствовала, что он дрожит всем телом. Он прижимал её к себе. Он был в её власти.


Глава 25. 10 заветов


Он оставит тебя, ты будешь опозорена


Время летело как во сне. Они целыми днями не расставались. Завтраки и обеды им приносили из ближайшего ресторана. Ужинали они в детдоме, или уезжали в центр Берлина и посещали театр или ресторан. Но в ресторанах они не засиживались. Вернер не любил ресторанов. Катрин два раза уходила домой, посетить свою мать. Возвращаясь, она заставала Вернера в кабинете, работающим над своей книгой. Её мама была недовольна её поведением.


- Мужчине нельзя отдавать слишком много себя. Кроме того, ты испортишь свою репутацию. Это может помешать тебе сделать хорошую партию.


- Я уже сделала лучшую в мире партию, пусть это даже и неофициально. Я не требовала от него никаких обещаний, но он никогда не обманет меня.


- Как он может обмануть тебя, если ты не потребовала от него никаких обещаний? Он оставит тебя, ты будешь опозорена, а он даже не будет ни в чём виноват!


- Он не оставит меня. Я нужна ему.


- Любой человек использует те возможности, какие у него есть. Через пару лет он найдёт себе более молодую, и правильно сделает.


- Мама, не старайся испортить мне мой медовый месяц.


- Медовый месяц бывает только после свадьбы.
- Когда-нибудь у нас будет и свадьба. Но если ты будешь портить мне нервы, я тебя на неё не приглашу.


Не возлюби жену своего ближнего


О необходимости соблюдения правил приличия думал и Вернер. Дня через три он спросил, не лучше ли им в следующий раз вместе пойти к ней домой, чтобы поговорить с её мамой и устроить нечто вроде помолвки, но Катрин сказала:


- Нет, нет. Я сказала, что не требую от тебя никаких обязательств. Помолвка – это обязательство. Я хочу, чтобы ты чувствовал себя абсолютно свободным. Если мы сейчас объявим помолвку, мне будет казаться, что я поступила нечестно и заманиваю тебя в ловушку брака.


- Катрин, милая, ты не понимаешь меня. Если ты обратила внимание, в экономическом «кризисе», который нам навязало преступное правительство, я вижу не столько бесстыдное воровство, сколько нарушение правил морали. Не укради! 10 библейских заветов – это не просто законы, якобы завещанные нам богом. Это обобщение многовекового опыта человечества. Нарушение любого из них приводит к нарушению жизни общества, массовое нарушение одного из заветов может привести общество к гибели. Обрати внимание - во время кризиса нам предвещали гибель Германии(28.06.23, 30.06.23), хотя воровала только небольшая часть общества. Если бы воровать стали все – все стали бы врагами друг другу, общество погибло бы.


- Ты хочешь сказать, что для нормального существования общества жизненно необходимо выполнение любого из заветов?


- Я пока не могу это доказать, но мне так кажется.


- Ты и об этом хочешь написать в своей книге?


- Мне кажется, об этом следует написать.


- Какой же из заветов мы нарушим, если мы не объявим помолвку?


- Не возлюби жену своего ближнего.


Катрин невольно засмеялась:


- Я, наверное, никогда не возлюблю жену своего ближнего.


- Не надо всё понимать буквально. К тебе должно относиться: Не возлюби мужа своей ближней.


- Я даю свободу только тебе. Со своей стороны я обязуюсь не знать другого мужчины, кроме тебя. Я обещаю тебе никого не любить, кроме тебя.


- Хочешь ли ты детей?


- Это будет зависеть от тебя. Если ты хочешь, у нас будут дети, если не хочешь, нет.


- Вот мы уже имеем одно из следствий, которое может угрожать жизни общества.
- Какое следствие?


- Ты согласна предоставить мне полную свободу, по-видимому, и свободу любви?


Катрин внутренне съёжилась, но, тем не менее, повторила:


- Я сказала, что не требую от тебя никаких обязательств.


Я рад, что попался в эту ловушку


- Ну, хорошо, представь себе пару, которая предоставляет друг другу свободу любви. Эту свободу, как ты знаешь, проповедуют социалисты. Как ты думаешь, у них будет больше детей, чем у других, или меньше?


- Если женщина будет стремиться к свободе любви, ей будет не до детей.


- Я тоже так думаю. Отсутствие детей или уменьшение их числа может привести к вымиранию, к гибели общества. Следовательно, свобода любви представляет определённую опасность для продолжения существования общества. Но можно ли гарантировать мужчинам свободу любви, если её не предоставить женщинам?


- Но мы же в данном случае говорим не обо всех людях, а только о тебе.


- Я в своей книге о кризисе доказываю, что преступление, подобное созданию кризиса, может совершить лишь правительство, все члены которого забыли о нормах морали. Людьми не должны править те, у кого нет совести. Могу ли я в своей книге говорить о том, что соблюдение правил морали жизненно необходимо для общества, если я сам не буду их соблюдать?


- Я об этом не подумала. Ты не хочешь, чтобы тебя могли обвинить в том, что ты ханжа?


- Конечно, не хочу. Поэтому мы обязательно должны пожениться, как и все.


- Ты же понимаешь, что я буду счастлива быть твоей женой. Разумеется, я не против помолвки. Но я не хотела, чтобы ты думал, что я нарушаю своё обещание, что я этим обещанием поставила тебе ловушку.


Он обнял её и крепко прижал к себе.


- Я рад, что попался в эту ловушку. Когда я говорил, что не могу себе представить, что буду жить только для тебя, я имел в виду только свою книгу и всё, что может последовать за ней. Моя книга и всё остальное не имеют никакого отношения к нашей любви. В любви же я буду тебе верен, так же, как и ты мне.


- Я тебя тоже так поняла сначала. А потом я испугалась, что, может быть, ты имеешь в виду и всё остальное.


- Нет, нет, на эту тему ты можешь не беспокоиться.


- Тогда мне вообще не о чём беспокоиться. А что мы скажем родителям? На помолвке они обязательно спросят, когда мы хотим пожениться.


- Это мы сделаем, когда я закончу книгу. Я думаю, на это уйдёт не больше 2-3-х месяцев. И тогда мы отправимся в свадебное путешествие.


Глава 26. Ночное нападение


Игрушка из далёкого детства


Катрин сидела в библиотечной комнате детдома и просматривала новые поступления книг от дарительниц. Она ждала, когда Вернер закончит свои дела, чтобы вместе с ним поехать домой. Домой – под этим она теперь понимала квартиру Вернера. Её мать теперь жила одна в их большом доме. Катрин предлагала Вернеру переселиться туда, так как там было удобнее, там у них была кухня и собственный повар, но Вернеру не хотелось этого. «У нас ещё будет время подумать об этом потом, после свадьбы», - сказал он. Её мать, узнав, что Вернер по собственной инициативе настоял на помолвке, снова прониклась благоволением к будущему зятю.


Неожиданно Катрин услышала, как громко захлопнули дверь одной из комнат и затем быстрые шаги, шаги Вернера. Они заспешили по лестнице вниз и затем по направлению к выходу. Катрин погасила свет и прижалась лбом к окну во двор. Вернер появился во дворе, он бежал по направлению к воротам. Он выбежал за ворота, посмотрел по сторонам и затем быстро пошёл в направлении направо. Голова была непокрыта, куртка не застёгнута.


Катрин почувствовала неладное, быстро накинула шубку и тоже побежала на улицу. Спускаясь вниз по лестнице, она сунула руку в карман и нащупала там свисток. Вчера, когда она была у матери, та рылась в ящиках и наткнулась в одном из них на её старую игрушку – якобы полицейский свисток.


- Когда тебе было пять лет, он тебе очень нравился . Возьми, может быть, понравится и твоим детям. Или, если муж будет обижать, полицию позовёшь, - шутливо добавила она.


Сюда, сюда, они здесь!


Катрин выбежала за ворота и посмотрела направо. Вернера не было видно . Она добежала до перекрёстка и остановилась. Направо никого не было видно. Налево был небольшой скверик. Она прислушалась. Ей показалось , что там что -то происходит. Она присела на корточки. Ещё с детства она знала, что так в темноте дальше видно. Она явно различила какое-то движение и услышала тяжёлое дыхание нескольких человек.


- Сюда, сюда! - закричала она, и тут же изо всех сил засвистела в свисток. Затем снова закричала: - Сюда, сюда, они здесь!


В темноте сначала всё стихло, а затем послышался ещё один глухой удар, сопровождаемый резким выдохом, затем топот и треск ломаемых сучьев.


- Сюда, сюда! – ещё раз закричала она на бегу в направлении того места, где только что слышала возню, и снова изо всех сил засвистела полицейским свистком. Сразу с двух сторон слабо откликнулись ещё два свистка. Катрин опять засвистела. Она подбежала к видневшемуся на полу тёмному клубку. На расстоянии в пять-шесть шагов она узнала куртку Вернера.


- Вернер! – вскрикнула она и чуть не упала на него. Она охватила руками его голову и сразу почувствовала тёплую липкую кровь. Вернер не шевелился. Она всхлипнула, но тем не менее сразу снова заверещала свистком. В ответ она услышала топот подбегавших полицейских.


В госпитале, куда привезли Вернера, она пробыла около двух часов. Под конец ей сказали, что состояние пострадавшего хорошее, что нет никаких причин опасаться за его жизнь, и попросили идти домой.


- Завтра утром можете снова прийти и навестить вашего жениха. До свадьбы всё заживёт! – шутливо подбодрил её дежурный хирург.


Кому это было надо?


По дороге домой она немного успокоилась и стала вспоминать всё, что могло указать на причину нападения на Вернера. Те, кому были предназначены два чемодана денег, которые достались затем Вернеру, это не могли быть. Они могли бы пытать Вернера, чтобы узнать, куда он подевал деньги. Но на пытку происшедшее не было похоже. Во-первых, они не стали бы его сразу избивать до полусмерти. Во-вторых, из-за предполагаемой необходимости пытки его постарались бы куда-нибудь увезти или просто заманить в какое-нибудь помещение, где было бы удобно выпытать у него необходимое. Нет-нет, для попытки что-либо выпытать всё произошло слишком быстро и жестоко.


Катрин вспомнила произошедший более недели тому назад разговор, когда Вернер сказал, что за ним кто-то следит. Возможно, что Вернер уже раньше пытался преследовать, догнать следящего за ним человека, и теперь они это использовали, чтобы заманить его в ловушку. Тот, следивший за ним, намеренно дал заметить себя Вернеру из окна детдома. Когда он убедился, что Вернер его увидел, он стал якобы пытаться скрыться, а на самом деле заманил Вернера туда, где его уже поджидали другие. По-видимому, они должны были убить Вернера. А если они не применили более действенное оружие, то только потому, что хотели, чтобы всё выглядело как последствие обычной драки. Я им помешала, иначе они бы его наверняка добили.


Из-за ещё ненапечатанной книги, уверял Вернер, его бы никто не стал преследовать, так как никто не знает её содержания. Вернер, насколько мне известно, никому не рассказывал о содержании книги. Он как-то сказал, что у него нет знакомых, которым имело бы смысл рассказывать о предполагаемом содержании книги. Что-то знает Сузан, но маловероятно, что у неё есть соответствующие заинтересованные знакомые , кому она могла случайно рассказать о потенциальной опасности книги для определённых кругов общества. Матери я ничего не говорила. Вернер своим родителям, насколько мне известно, тоже о содержании книги не рассказывал. Остаюсь пока только я, но и я не помню, чтобы я кому -нибудь рассказала такие подробности, чтобы это могло бы кого-то настолько заинтересовать, что Вернера захотели бы убрать.


Неосторожный разговор


Подожди-ка, Вернер сказал, что заметил слежку примерно после того, как детдом посетил корреспондент газеты. Это может быть случайным совпадением. Я, к сожалению, не интересовалась тем, кто именно привёл корреспондента. Плакатов мы к тому времени уже не расклеивали. Корреспондента привёл именно кто-то из дарительниц.


Что происходило до момента прихода корреспондента? С кем я встречалась, с кем разговаривала, с кем могла вообще говорить о Вернере?..


Катрин уже подъезжала к дому, когда вдруг вспомнила, что да, она действительно говорила. Но, говорила, в общем-то, о детдоме. И с кем! С Рихардом, тогда, кажется, ещё президентом Рейхсбанка, или уже нет? Нет, тогда он ещё им был. Ну, это не так важно. Так о чём же она с ним говорила?


Она встретила его случайно, он проезжал по улице, увидел её в бричке, она ехала перед повозкой, которая везла очередную порцию пожертвованных предметов утвари для детдома. Он велел шофёру ехать медленнее, чтобы спросить, не пересядет ли она в его машину. Она же сказала, что не может, так как её сопровождает груз с пожертвованиями, которые она везёт для детдома.


- Собирать пожертвования - это ваше очередное хобби? - спросил он.


- В некотором роде. Мой хороший знакомый открыл сиротский дом, а мы с моей матерью организуем сбор пожертвований для детей.


- Это, случайно, не тот ли самый молодой человек, с которым я вас не так давно видел в машине?


- Да, тот самый.


- А я решил, что он из новых богачей.


Этой фразой он, по существу, сказал, что никто из новых богачей дом для сирот открывать бы не стал.


- Нет, он студент.


- И что же он изучает?


- Так точно я этого не знаю, но возможно, что экономику или даже банковское дело.


- И почему вы так думаете?


- Он очень интересуется кризисом.


- Кризис интересует всех. Может быть, он политолог?


- Нет, он изучает кризис.


- Ну, Катрин, он вам басни рассказывает. Такого предмета пока ни в одном университете не преподают.


- Нет, он изучает кризис совершенно самостоятельно. Он хочет написать о нём книгу.


- Хотел бы я поговорить с человеком, который о кризисе может написать целую книгу. Наше правительство гадает, откуда он взялся, и как с ним можно справиться. Может, этот ваш студент сам его и вызвал? – с улыбкой спросил Рихард.


- Всё может быть, - в тон ему с улыбкой ответила Катрин. – А может, правительство только делает вид, что не знает, откуда взялся кризис?


Она сама навела их на его след


Тогда Катрин не думала, что сказала лишнее. Теперь же она всё видела иначе. Конечно, предположение о том, что правительство только делает вид, что не знает, откуда взялся кризис, можно было принять за шутку. Но сделает ли такую шутку тот, кто этого не подозревает на самом деле? И это вдобавок к словам, что Вернер изучает кризис и хочет написать о нём книгу!


Разумеется, это можно было бы понимать и так, что он просто собирает материал, как журналист или историк собирает материал о какой-либо эпохе, чтобы описать её, вовсе не думая кого-либо разоблачать. Но она ведь не сказала, что он журналист или писатель, нет, она сказала, что он изучает экономику или банковское дело.


Чем больше Катрин думала над этим разговором, тем больше её охватывало беспокойство, тем больше она думала, что она сама навела эту банду преступников на след самого любимого ею человека. Таких машин, как у Вернера, в Берлине немного. Им не надо было знать ни его имени, ни адреса, чтобы однозначно определить её владельца.
Затем она ещё и вспомнила про несчастный случай с преподавательницей Вернера. Тогда тоже всех обнадёжили, что её состояние стабильное и что она наверняка выживет, но той же ночью она умерла. Ведь там наверняка действовала та же самая банда!


Её беспокойство переросло в панику. В этот момент дрожки уже почти подъезжали к её дому. Но о том, чтобы сперва заглянуть домой, не могло быть и речи!


Лучше уж я сама его выхожу! Надо немедленно забрать его и отвезти домой! Она велела вознице повернуть назад к госпиталю.


В её горле собрался комок. Глаза от боли перекосились.


- Гони, гони! – сквозь слёзы крикнула она вознице.


Глава 27. Эпилог


Рихард решил свой последний вечер в Берлине провести на костюмированном балу, на который он ещё более месяца тому назад получил приглашение. Он специально перенёс свой переезд за границу на несколько дней, чтобы не пропустить это событие. Вечер был чудесный. Он любил костюмированные балы, на которых всегда можно было позволить себе гораздо больше вольности, чем на других балах. Минут через двадцать после начала вечера объявили белый вальс. Дамы приглашают кавалеров. Теперь будет возможность выяснить, насколько удачный у него костюм, можно ли узнать его в нём.


К нему подошло изящное создание в костюме Зорро, в огромной шляпе, при шпаге и револьвере. От настоящего Зорро его отличала только высокая женская грудь. Сияющая улыбкой молодая дама сделала приглашающий реверанс, он поклонился ей, и они закружились в вальсе. Походка её показалась ему знакомой, но ему всё-таки никак не шло на ум, кто бы это мог быть. Он надеялся, что она заговорит, и он узнает её по голосу. Но дама только сияла задорной улыбкой, смотрела на него счастливым взглядом, а говорить так и не собиралась. На костюмированном балу самое интересное – завязать новый флирт. Но какой может быть флирт без разговора?! Поневоле пришлось заговорить ему.


- Думать не думал, что Зорро может улыбаться такой ослепительной улыбкой, - сказал Рихард, чтобы как-то начать разговор.


- Я рада, что не обозналась, приглашая вас, господин Шварцщильд, - ответила дама.


В её руке сверкнул револьвер, один за другим прогремели три выстрела, и Рихард рухнул на пол. Музыка смолкла, все замерли. Левой рукой молодая дама бросила на тело Рихарда конверт с надписью: «Для полиции». В полной тишине послышался звонкий голос:


- Хочет кто-нибудь к нему присоединиться?


Затем она спокойно пошла к выходу, продолжая держать в руке револьвер. Никто не посмел задержать её.


Пресса сообщила о покушении на бывшего президента Рейхсбанка в небольшой заметке. Отмечалось, что покушение, вероятней всего, было совершено женщиной, отвергнутой пострадавшим. О конверте, брошенном на тело пострадавшего, в сообщении не упоминалось. Даже если бы он был пустой, о нём для точности следовало бы упомянуть. Но кто же станет оставлять пустой конверт на месте преступления?! Конечно, в нём что-то было. Нечто, что власти ни в коем случае не хотели предавать гласности? Поэтому неудивительно и всё то, что за этим последовало:


Розыск преступницы объявлен не был. В газетах не появилось ни сообщение об установлении личности преступницы, ни, тем более, об её задержании. Тем не менее, начальник полиции, в районе которого произошло покушение, и следователь, занимавшийся этим делом, уже через месяц оба получили повышение по должности «за особые заслуги».


А «заслуга»-то, наверное, была как раз в том, что они согласились делать вид, что ничего не знают о конверте. В газетах так ничего больше об этом событии и не появилось, тем не менее пополз слух о том, что в конверте было всего два предложения: «Он был одним из главных виновников кризиса. Всем, кто хочет узнать об остальных, и о тех, кто их покрывает, я приглашаю на процесс об этом убийстве».


Окончание в виде Приложение: "Цитаты из газет, на которые даны ссылки"
(3.15)
Просмотров: 629

Имя:

Мейл:

Комментарий:

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасностиобновить код

© Портал интересных статей, 2007-2017.Правила перепечатки Разработка сайта — «MaxVoloshin.com»
Система Orphus